Заказ обратного звонка

В настоящее время наш рабочий день закончен. Оставьте свой телефон и мы перезвоним в удобное для вас время!

Заказ обратного звонка

Ваша заявка принята. Ожидайте звонка.

Публикации, материалы экзистенциальных конференций

СЕМЬЯ КАК ПРЕДПРИЯТИЕ

Идрисов Г. А.

Стенографическая запись Карпунькиной В.К.

Про то, что происходит с семьей, много проведено исследований, и вы всё это можете прочесть. В своей практической работе я использую нечто другое: моя задача не столько сказать и показать, сколько сделать так, чтобы что-то услышали, увидели по-другому, по-новому  в себе, в жизни, в семье.

Почему-то считается, что в консультировании, психотерапии принято быть нейтральным. Т.е. вы должны идти вслед за пациентом, вы должны пытаться сделать так, чтобы он нашел ответ сам, мы должны сделать так, чтобы ответ вырос в нем. Но, опять же, вспоминаем: 30-50% людей не достигают стадии формальных операций, 80% не достигают стадии развития логического мышления. И что же получается? Мы будем ждать, пока наш пациент дойдет до того, до чего он дойти не может. Очень много людей приходят не с вопросами, они приходят, чтобы мы сказали, показали, что делать, как делать и почему. «Просто скажите мне, что мне делать».

На самом деле есть ответы на эти вопросы. Но эти ответы – мои. И если они не подкреплены идеологией, если они  не подкреплены тем, что происходит вне стен моего кабинета, то эти ответы могут не работать. И я пришел к тому, что всё-таки семья, как один из вариантов, может строиться как предприятие. Представьте себе, что вы приходите домой, и нет правил жития в доме. На работе у вас есть должностная инструкция. А вот представьте, приходите вы на работу, и непонятно, кто чем будет заниматься, кто за что отвечает, кто руководитель, а кто уборщица, кто средний персонал. Вот сейчас это происходит в семье – нет никаких инструкций, кто за что отвечает. Есть какие-то отголоски представлений у мужчин, что они отвечают за внешнюю сторону жизни, женщины отвечают за внутреннюю сторону, но получается, что всё это сейчас настолько путанно. Женщина идет в мир, она работает, она такой же участник жизни, полнокровный, полноценный, участник наружной жизни, вне семьи – и такой инструкции не существует. Про одну такую инструкцию я Вам уже сказал. Те, которые каждый может для нас сформулировать, - они не могут работать. Должна быть какая-то единая инструкция, я не знаю, как ее внедрить сейчас, как сделать. Те брачные контракты, которые очень редко заключаются, в основном, касаются имущественных вещей. Там не говорится о том, например, как мужчина должен участвовать в воспитании детей. И происходит следующее: мужчины живут-живут, потом оборачиваются, а семьи нет, дети не их, они воспитаны не так, как они бы хотели. Женщины не их, потому что их воспитывают тоже не эти мужчины, и они с ними не живут почти. И получается, для того, чтобы как-то структурировать эту семью, как-то направить, нужна такая инструкция – большинству людей. Я не знаю, у меня такой инструкции нет.

Для чего вы строите семью, уважаемые женщины? Такие вот ответы: для того, чтобы быть рядом с этим человеком.

Реплика из зала: Женщина не может быть счастлива без мужчины.

 

Знаете, я тоже так считаю: женщина не может быть счастлива без мужчины. Вы не поверите, но я думаю, что и мужчина без женщины не может. Ну вот смотрите, человек претерпевает в течение своей жизни изменения, идет привыкание, идет то, что называется адаптацией и так далее. В конце концов, новизна исчезает. Мы сами изменяемся, изменяются смыслы семьи, и всё это должно находиться в каких-то рамках, чтобы не расплывалось. Если раньше брак и семья – это было навсегда, церковные браки очень редко расторгались, и человеку не было возможности выйти за границы этой ситуации, т.е. он был вынужден строить только внутри данной ему  семьи. Так, как строили еще наши родители, так, как строили еще родители наших родителей, - сейчас этого нет.

Вопрос из зала: Но сейчас семьи тоже вынуждены существовать, не потому что соединены Богом, а потому что соединены квадратными метрами. И они тоже вынуждены жить вместе, не расходясь. Тоже ведь были изменения желаний, еще что-то, но был запрет. А теперь люди также привыкают, притираются друг к другу, потому что отсутствие квадратных метров, куда съехать.

 

Смотрите. Квадратные метры  - сейчас очень многие люди молодые не строят семьи именно потому, что этих квадратных метров нет. В принципе, обеспеченность жильем очень маленькая. И получается, что люди живут по гостиничному типу, где есть работа, туда и едут. Т.е. этот фактор тоже сейчас не сдерживает очень сильно. Мужчины и женщины сейчас в большей степени живут на съемных квартирах, и можно уйти спокойно снять квартиру, это не так дорого стоит, как раньше. Раньше вообще такой возможности не было.

Те факторы, что раньше были, - сдерживающие факторы, в основном, были наружные. Было так принято, было так положено. Церковные устои, потом советское государство частично роль церкви выполняло – родная коммунистическая партия, которая говорила, что коммунист не должен разводиться, он должен с семьей жить, не должен аморальный образ жизни вести и т.д. – частично подмена той идеологии (дореволюционной) этой идеологией (коммунизмом).

Вопрос из зала: Галихан Абдешевич, мне кажется, Вы очень хорошо поставили нас в проблемную ситуацию. Вы сказали, что такая инструкция должна быть, семья – предприятие, предприятие создается, когда есть объективные условия: созревание у человека детородной функции, а на предприятии должны быть должностные инструкции – это роль, это правила. С какого возраста эти инструкции в голову ребенка можно вложить? С какого возраста эти гендерные различия надо вкладывать? На чьей совести лежит воспитание гендерных различий? Родителей, которых так воспитывали? Психолога, который на занятии обратил внимание «Вот вы сидите, девочки и мальчики»? И мы учебники откроем, и там найдем отсутствие задач для мальчиков и для девочек?

 

Я так думаю, что и там, и там, и там, как обычно, должно быть воздействие. Семья – это единственный островок, где еще можно всё это сохранить, потому как то, что сейчас происходит в мире, в обществе – идет активное разрушение семьи, я всё-таки так считаю. Разрушаются половые предпочтения, разрушаются отношения родителей и ребенка, ребенок смотрит те же передачи, что и родители,  бабушки и дедушки и т.д.

Вообще, женщинам Бог дал больше. Сознательно церковь и прочие не давали женщине власти – почему? Им Богом дано очень много власти. Женщине помогает физиология преодолевать многие вещи. У мужчины инициация происходит через социализацию, чисто внешними факторами, у женщины помогает физиология – девочка, потом девушка, потом женщина, потом мать, потом бабушка – у нее эти вехи отмечены, и она остается основой, базой. По теории В.А Геодакяна, мужчина – как орех, оболочка твердая, но если ее разрушить, там мягкое зерно. А женщина похожа на персик, иллюзия, что мягкая, легко снимается верхняя часть, но внутри остается зерно, невероятно твердое и крепкое, которое очень трудно разрушить. Т.е. женщина  - это основа, это база, мужчина – это изменение, мутация. А воспитание детей…

Я помню, когда у меня появились дети, я старался интересоваться, читал всякие-разные журналы, «Семья и школа» и т.д. Но в этом зале нет мужчин. Не интересуются воспитанием детей. И когда мужчина приходит на консультацию, он часто встречается с тем, что он хочет, чтобы его ребенок был кем-то, стал кем-то. Он не смотрит, кто его ребенок. Например, какой-то тщедушный человек, который заработал деньги, говорит: «Помогите, я хочу, чтобы мой ребенок был такой-то, такой-то, такой-то». Он хочет, чтобы он был Рембо с мозгами академика Сахарова, душой поэта  при этом спокойно мог покрошить некоторое количество людей из автомата. Говорить о воспитании можно часами,  но я думаю, что воспитание – это вы, это я, это он. По большому счету, ребенка не воспитаешь, ты можешь только дать ему возможность проявиться. Но, опять же, я всегда привожу такой пример. В церкви, религии всё было очень хорошо обозначено. Сначала человек для субботы, и только потом суббота для человека. Человек для закона, и только потом закон для человека. Людей, которые прозревают, становятся мудрыми, выходят к свету  - их не так много. В основном, людям все-таки нужен закон, нужны правила, условия жизни. И то, что может быть общим, то, что может годиться для всех – это вера, надежда, любовь. Если мы даем ребенку любовь, даем веру, даем ему надежду, то он живет. Живет полноценной жизнью, он человек.

Вопрос из зала: На каких основаниях держится мужская позиция в семье и на каких – женская?

 

Имеется в виду, какие цели в семье, какие смыслы? А вот Вашей семьи смысл в чем?

- В общности. В любви.

Да, вот один из ответов. Знаете, у каждого свой смысл. Ваш ответ звучит очень теоретически. Мне нужна семья, чтобы я мог ночью прижаться к теплому боку. Чтобы мне было уютно с этим человеком. Чтобы я знал, что за мной поухаживают. Это вот такая, маленькая часть того, зачем мне нужна семья. И очень большая часть, чтобы мне было за кем ухаживать. Для меня это возможность заботиться о другом, потому что для себя немного надо, на самом деле. Я много чего в жизни испытал, у меня три высших образования, штук двадцать пять специальностей, и по большому счету, не очень нуждаюсь в другом человеке в материальном смысле. Но мне очень нужны люди, чтобы я мог для чего-то, для кого-то быть.

Вопрос из зала: Действительно ли семья должна иметь ту форму и ту структуру, которая принята? Не достаточно ли, чтобы пара сама выбирала, какую форму семьи им иметь? Если отпадает потребность выживать, то пусть семья будет выполнять какие-то другие функции, например, принадлежность друг к другу, чтобы не было общих жен. Или есть какой-то общепринятый алгоритм, который говорит о правильности семьи? Которая приведет к правильному воспитанию, пониманию  и т.д.?

 

Смотрите. Смыслы, которые были раньше, они как бы утрачены. Но я опираюсь вот на что: дети. Дети воспитываются не тогда, когда вы говорите им, как делать, а тогда, когда мы делаем что-то. Семья – это дети, прежде всего.

- Хотите сказать, что семья – это пространство, где воспитывается новый человек?

Не только воспитывается, в первую очередь, он там рождается.

Вопрос из зала:  Вот если бы касалось Вашего ребенка, сына, дочери, внука или внучки, которые готовятся создать брак, новую семью. Какие бы Вы своим детям дали бы советы, на что обратить внимание, какое основание выбрать, ожиданий много, а что, действительно, выбрать основанием для мальчика, для девочки?

 

Вот знаете, дети советов не спрашивают, слава Богу, но делятся, разговаривают, и на очень серьезные темы разговаривают. Они у меня уже взрослые, старшей сорок пять, младшей двадцать два, разница такая. Четверо детей, пятеро внуков у меня. Советы – я не знаю, какие советы давать. Что сказать ребенку – вот честно, не знаю. Не знаю в каком плане? Вот я работаю с людьми, люди приходят ко мне за советами, но настолько бессмысленны советы, единственное, что я могу сделать – сделать так, чтобы человек, который пришел ко мне на консультацию, почувствовал, что я его люблю, что я верю в него. Что если он мне рассказывает что-то такое, что я вижу, он идет не туда, то я попытаюсь показать ему, куда он идет. А так советы – ну какие советы, Совет да Любовь! Вы любите детей? Вот ваш совет. Вы видите, что ваш ребенок страдает от несправедливости? В этом мире не будет равенства, слава Богу, но мы же все хотим справедливости. В семье нет справедливости. Семья – это выбор. Как я детям говорю: демократия кончается там, где кончается выбор. Вы выбрали – всё, демократия кончилась. Ни один организм не может существовать демократически. Вы представьте: рука будет думать, что она самостоятельна, голова и т.д. Мы не сможем существовать. Допустим, муж - голова, а жена – шея или рука, или, скажем, муж – рука, жена – голова. Нормальный человек не будет отрезать себе что-нибудь, не будет себя ранить – это только больной человек. Поэтому, когда мы выбираем быть в семье, мы выбираем то, что демократия кончается, начинается автократия. И эта иллюзия, что мы равны, она мешает жить. Всё равно кто-то ведущий, кто-то ведомый. Но всё время преподносится, что равенство, демократия… Демократия только в том, что вы выбрали этого человека, эту работу. Демократия в семье кончается там, где есть возможность выхода из семьи, это уже не демократия, это вред для семьи. Парадокс. Я три раза женат. Я не желаю этого своим детям. Я столько прошел, столько пережил, я понимаю, для того, чтобы стать сильным, зрелым, взрослым – нужно очень много потерять. Но это нехорошо, когда большое количество партнеров сменяется, нехорошо. И чтобы женщина стала мудрой, зрелой, смелой, свободной, сильной – она должна много пережить. И я смотрю на свою дочь младшенькую и понимаю: чтобы она стала зрелым человеком, она должна столько пройти, столько потерять. Я не хочу этого, но понимаю, что без этого она не пройдет путь жизни. Что я могу посоветовать? Я могу только в этот момент побыть с ней рядом. Ведь консультирование – это не то, что мы там советуем, направляем, то, что мы говорим, консультирование - это мы бываем рядом с этим человеком. Мы встретились с ним, мы открылись.

Вопрос из зала:  У меня есть ряд знакомых, которые создают семьи с людьми, которые приезжают на заработки. Они умудряются дружить с их женами, которые проживают в другой стране и воспитывают, получается, сводных братьев и сестер, они покупают подарки, когда человек уезжает в Армению, они вместе с женой покупают русской жене подарки, пытаются общаться. И в последнее время, я сужу по своему соседу, наркоману со стажем, не один раз в местах лишения свободы бывавшего – за пять лет последней отсидки он умудрился создать две семьи с дамами по переписке. Они приезжали, регистрировали брак, возили сумки  продуктами, причем девчата были достойные, образованные, имели своё дело. Как Вы относитесь к этой тенденции создания семьи в двух странах и к бракам по переписке? И если Вы имели опыт работы с ними, на что была направлена Ваша работа?

 

Встречался с такими людьми, такими парами. На что направлена работа? Смотря от чего страдает женщина, которая знает, что он там в браке, с чем она обращается. Я к этому отношусь, что это такая данность, и самое важное в этих отношениях – быть человеком. Как-то пытаться сохранить любовь. Вот, у него там ребенок, как к этому относиться? Это хорошо, что у вашего ребенка есть брат или сестра. Это вам плохо, потому что вы думаете, мол, как же так, у него там жена и т.д. Да, это неправильно, я не могу этому ничего противопоставить, сказать «Ребята, анафеме вас предам». Вы страдаете сама от того, что у вас мужчина, который не с вами, но на какое-то время с вами. Смирение, всё-таки, великое слово. Его часто не так понимают, мол, смирение – это опустить руки, а надо бороться, как та лягушка в молоке. Нет, смирение – это «с миром в душе». Когда человек тонет и не умеет плавать, он тратит силы на то, чтобы не утонуть. А если он опустится, расслабится, может, до дна, а потом оттолкнуться и выплыть. Смотрите, мы ведь не политики, не управленцы, мы не можем сделать так, чтобы общество жило вот таким законом. Но мы можем этой женщине, которая страдает, можем помочь смириться с этим. Всё-таки Бог дал ей детей, и этот человек рядом. Если она там живет с наркоманом, помочь ей увидеть всё-таки, в каком ужасе она живет, и чтобы она, увидев это, могла что-то как-то сделать.

Вопрос:  Что движет женщиной, когда она заключает брак по переписке с человеком, находящимся в местах лишения свободы?

 

Вариантов множество. От того, что просто у нее нет мужчины, нет тепла, близости. Тут масса вариантов. Жизнь такая штука, нет тут правильного ответа. Большинство наших ошибок, у профессионалов, что мы пытаемся найти идеальный, правильный вариант. Нет его. Единственное, что мы придумали – побыть с женщиной в ее горе, ее беде, попереживать с ней. А так, чтоб сказать ей «Вот туда» - это очень редко. В психотерапию идут люди либо от безысходности, либо с достаточно большим интеллектом  и достаточным количеством денег. Такие женщины, как Вы рассказываете, приходят только от большой безысходности, таким можно сказать, да, тупо сделай то. И это тоже нормально. Ну грех это, жить с наркоманом. В каком смысле грех? Просто жить с ним и не пытаться что-то изменить в этой жизни. Изменить не его – измениться самой, чтобы он как-то потянулся. А просто сказать развестись… Зарегистрирован я на одном сайте, где люди задают вопросы, а психологи на них отвечают. И вот про такие ситуации они отвечают «да брось ты этого наркомана». Я сначала раздражался на такие ответы, потом посмеивался. А потом на одном форуме спросил такого советчика: Вот ты не боишься, ты тут насоветовал развестись, а завтра тебя Господь Бог призовет и скажет, мол, я вот через эту пару Мессию послать собирался, а ты мне всю задумку портишь». Потому что я не знаю, человек иногда выходит из таких ям, из таких помоев, не могу я так сказать этой женщине. Я могу только ей посочувствовать, могу помочь ей, если она захочет, быть женщиной, а уж она найдет способ, как помочь ему. И может быть, даже выгнать его, потому что тогда он заплатит за свои действия, и это будет та цена, которая позволит ему как-то взбодриться, стимулироваться. Вы знаете, что такое стимул? Палка с заостренным концом у древних скотоводов. И очень часто людей надо стимулировать, я бы на работе у себя такой стимулятор держал бы, потому что так быстрее доходит. И хочется так простимулировать, но приходится стимулировать по-другому. Знаете Александра Ефимовича Алексейчика, как он стимулирует, как он добирается до души человека, сквозь защиты, оболочки, и вот когда вот это нежное становится видным, тогда уже не надо стимулировать, тогда можно просто подышать, просто что-то сказать, помочь человеку обратить внимание.

Вопрос: Если семья предприятие, то каков жизненный цикл семьи? Если бизнес через год не приносит доход, то он уничтожается. А у семьи цикл какой-то есть?

 

Понимаете, семья как предприятие – это невероятное упрощение. Цикл… Православие возрождается, и у вас в России, и у нас. Цикл – вся жизнь, бесконечность. Только закончится это предприятие – закончится вся жизнь. Я так думаю. Потому что человек не будет рождаться. Конец семьи – апокалипсис. Это предприятие вечное. Как только семья разрушается – и человек разрушается. Разрушается человечество.

Вопрос:  Т.е. развод – это не конец?

 

Нет, и даже смерть не конец семьи. Уходит человек, а я с ним живу, я его люблю. И это беда, когда приходят люди на консультацию, говорят, я не могу, мне так страшно тяжело, вот, три месяца назад потерял близкого человека. И я тогда, когда вижу, что человек уже может меня слушать, достаю свой стимулятор, я ему говорю «Ах ты, паразит, хочешь, чтоб ты через три месяца забыл об этом человеке? Чтоб тебе больно не было? Иди болей, страдай. Это же бред, если от тебя ушел близкий, дорогой тебе человек, а ты через два-три месяца хочешь, чтоб тебе было легко». Вот такое я иногда утешение делаю. Но это всё очень по-разному, конечно.

Если разрушается семья, и нет детей, то главное, что получил человек – это опыт. Опыт мы получаем, не получив желаемого. Да, семья разрушается.

Из зала:  Есть очень много семей, где нет семей, которые живут больше пятидесяти лет и вполне счастливы

 

Да. Человек смертен, и как сказано  в одной книжке, внезапно смертен. Даже и семья разрушается. Но, когда мы сидим на могиле или у тела близкого человека, который уходит, что он нам дарит своей смертью? Возможность в эту ночь задуматься о том, что такое жизнь. Вот так же и семья: если она умерла, если ты профукал, упустил, и ты не задумался, отчего это произошло, то ты ничего не приобрел.

Пациентам важнее помочь найти вопросы, а не ответы. Если мы поможем поставить верный вопрос – то это будет хорошая работа.…

Вопрос:  Если семья – предприятие, то что должна производить семья?

 

Жизнь. Семья производит жизнь. Семья производит любовь.

Реплика из зала: это можно делать и вне семьи.

 

Вне семьи? Это нужно делать и без семьи. Но если не будет деток, некому будет делать, детки будут уроды. Дети без семьи – неполноценные, чаще всего, получаются.

- Т.е. лучше пусть семья корявенькая, чем без семьи, и дети будут полноценные?

Нет. Если человек болен, его надо лечить. Это плохо, если он болеет. И семья болеет, ее можно лечить – вот такое мое понимание.

 
knopka up