Заказ обратного звонка

В настоящее время наш рабочий день закончен. Оставьте свой телефон и мы перезвоним в удобное для вас время!

Заказ обратного звонка

Ваша заявка принята. Ожидайте звонка.

Публикации, материалы экзистенциальных конференций

ЖИЗНЬ. БОЛЕЗНЬ. СМЕРТЬ.

О.Сергий (Веремеев)

Тема моего доклада звучит так устрашающе: Жизнь, точка. Болезнь, точка. Смерть, точка.

Я не могу назвать это докладом. Я могу просто поделиться своим мнением. Я буду говорить вещи, которые мне не принадлежат, не я их сказал, вещи, Вам давно известные. Так что как я могу Вам доложить Ваши же вещи? Я могу только о них напомнить, внимание сконцентрировать на этих вещах.

Главный принцип, который, мне кажется, человек творческий должен исповедовать, исповедует, если знакомимся с творческой личностью, стараемся погрузиться в истоки его творчества, те законы, по которым он творит что-либо, то видим главный принцип – у любого великого художника в любой сфере человеческой деятельности: если ты хочешь совершить некий творческий прорыв, если хочешь найти некую форму, которая идеально совпадает с содержанием и эффективно работает, ты, безусловно, должен обратиться к самым истокам этой проблемы. Я об этом говорил в прошлом году, когда мы говорили о семье, я тогда говорил, что если мы хотим понять, что такое семья, мы должны обратиться к первоисточнику, откуда семья возникла. Не к нашим предпочтениям, фантазиям, желаниям или к диктату века сего, а к тому, что было изначально. И тогда можно будет говорить – там всё рождалось, и понятие, и терминология, и реальная жизнь возникала. И тогда намного станет понятнее, что есть семья на самом деле, а что мы тут придумываем, как бы ни было это горько нам, отказываться от своих придумок.

Если касаться темы моего выступления – Жизнь, болезнь, смерть – тут я тоже попытаюсь обратиться к истокам, откуда это всё вообще возникает.

Жизнь. Жизнь – вещь загадочная невероятно. Потому что что бы нам ни говорили ученые, философы, жизнь лежит за гранью стеклышек под микроскопом, операционных столов и т.д. Жизнь – это нечто совершенно иррациональное.

Крым обрел независимость 18 марта – в день памяти выдающегося советского хирурга, святого русской православной церкви Луки Войно-Ясенецкого. Это потрясающий хирург, ученый, по учебникам которого до сих пор учатся студенты в медицинских учреждениях, я о нем тоже говорил год назад. Так вот, он, когда один из советских чиновников сказал ему «Ну вот, владыка, (с подковырочкой, обращаясь к врачу, говорит, когда Луке Войно-Ясенецкому вручали Сталинскую премию за очерки по гнойной хирургии), Бога-то Вашего не видать нигде!», Лука ответил «Вот знаете, я очень много оперирую, очень часто вскрывал не только брюшную полость, грудную клетку, черепную коробку, добирался до самой сути человеческого организма. Знаете, вот ни разу я там не видел ни совести, ни чести».

Жизнь – потрясающая вещь, возникновение которой объясняется только в Священном Писании. Господь взял прах земной, создал человека и вдохнул в него жизнь. Жизнь в нас, что бы мы про нее ни думали, - это дыхание Божье. Это не религиозная пропаганда, просто другого происхождения жизни нигде достаточно убедительно не написано. Кому-то может показаться, что это тоже не убедительно, что жизнь – это дыхание Божье, что это, мол, басни поповские и т.д. Но я думаю, что в своей личной жизни человек, который скептически отнесется к тому, что в нем утверждается, неоднократно ощущал, что то, что он проживает – это абсолютно не вписывается в этот мир. Даже само понятие «экзистенция» - оно об этом говорит, то, почему мы движемся, мыслим и способны даже любить и гневаться, и еще массу интереснейших вещей – это лежит за гранью нашего существования. Вообще, ограниченность человеческого тела – до ничтожности. Наверное, каждый из вас смотрел в теплую августовскую ночь на звездное небо и ощущал мимолетность бытия личного перед этим космосом. Но при этом весь этот космос находится у нас внутри. Т.е. жизнь – это, безусловно, явление Божественное. Женщина в этом смысле одарена от Бога потрясающими дарами, это невероятно одаренная часть человечества, мужчинам остается только мечтать о такой милости.

Раз жизнь – это дыхание Божье, то и отношение к ней должно соответствующее выстраиваться. Если жизнь – это продукт из пробирки, из какого-то конструктора, о чем нам говорят ученые, что они, мол, вот-вот дойдут до создания, это они об интеллекте говорят, тогда это одни правила. Если это можно сделать, то это можно выкинуть и сделать снова. Снова выкинуть и снова сделать. И чем больше ты будешь выкидывать, тем больше вероятность, что новое будет лучше, чем то, что ты выкинул. И возникает разговор о производстве, перепроизводстве, кризисе производства и т.д., но думаю, к жизни это никакого отношения не имеет. Жизнь - это дар Божий. Даже дар чужого человека, как пример, эта конференция – Вы это будете хранить долгие годы, и, перебирая полуистлевшие листки, внукам и правнукам своим скажете «Вот, я был на конференции, там были психологи из Москвы, и один мне такую вещь подарил». Понимаете? Если какая-то вещь – драгоценная, от постороннего человека, а тем более – от человека любимого, который мне дорог, получить, а уж тем более – от самого Господа такой дар получить. Вот такое у нас должно быть отношение к жизни.

Наши прародители Адам и Ева были людьми, конечно, особенными.

Что такое смерть? Если мы начинаем о ней говорить, мы тоже должны обратиться к первоисточнику, чтобы не спекулировать и не строить какие-то умозаключения, которые легко разрушатся от убедительного довода нашего оппонента, мы должны апеллировать к первоисточнику. Откуда возникла смерть? Что это такое по сути? Я предлагаю обратиться также к Священному Писанию. Что такое смерть? Адам и Ева были бессмертны. Что это такое – нам не понять, потому что мы оперируем понятиями времени, которое свойственно сугубо нашему миру сегодняшнего, здешнего, земного. А они жили в другом мире, и всё, что мы можем про тот мир сказать – это такое абстрактное слово «Вечность». Слово «вечность» к понятию времени не имеет никакого отношения, такой вот парадокс. Вообще всё, что связано с нашей жизнью, не имеет к тому никакого отношения. Вечность – это не бесконечное количество времени. Там, где они жили, где мы с вами однажды окажемся, когда закончится наша земная жизнь – время четко ограниченное, там понятия времени нет, но вечность там есть. Они жили в вечности, и у них было конкретное задание, мы об этом говорили в прошлом году, Господь дал им четкую инструкцию. Если бы мы все соблюдали инструкции, что нам даны, мы бы давно уже жили в совершенно другом мире. Есть эти инструкции – что такое семья, как она строится, какие у нее задачи.

Вся проблема случилась из-за того, смерть пришла в наш мир – смерти не было. Такая красивая картинка: волк и ягненок пьют из одного водоема. Это был удивительный мир, нам непостижимый, он не поддается описанию полусказочных каких-то метафор. Душа наша его знает, потому что она бессмертна. И она, безусловно, тоскует по тому миру, чем бы мы ее ни кормили в этой жизни, и семьей, и деньгами, и властью, водкой, наркотиками – душа стонет, потому что всё это заполнит маленький ее уголок, а еще куча пустого места останется, потому что душа – это дыхание Божье, а Бог бесконечен, если мерить расстоянием. И душа бесконечна, безмерна, вечна, если можно мерить какими-то часами, минутами и секундами. И поэтому всё, что может ее наполнить, чтобы она была полноценной, перестала тосковать, чтобы она возликовала, а наверняка в вашей жизни были моменты, когда душа ликовала, душа пела – это когда к ней прикасается Господь. Он может ее еще не наполнять, только прикасается. И она от этой сродности вечности, сродности миру Божественному начинает ликовать.

Адам и Ева в этой вечности пребывали, они имели возможность с Богом общаться, вот так просто, как мы с вами разговариваем. И случилось страшное: они нарушили правило. Почему в семье обязательно, чтоб был муж, жена, потом ребенок? Это правило, данное Господом. Нарушение правил всегда влечет поломку. Если я нарушу правила пользования этой бутылкой, начну ею гвозди забивать – мало того, что это просто глупость, это будет разрушение, будет масса последствий, которые для меня будут неприятны. Хорошо, что это такая мелочь, а давайте выйдем на улицу нарушать правила? Пойдем, не взирая на светофоры, через весь город насквозь? Знаете, что случится? Давайте нарушим правила золотовалютного обмена, правила юриспруденции? И начнется Ад на земле. Нарушение правил всегда влечет за собой поломку, а уж тем более – нарушение Божественных правил. Представляете, какие последствия идут за нарушение Божественных правил? И они случились. Адам и Ева, нарушив Божественное правило, о мотивациях сейчас не будем говорить, это факт случившийся, следствием этого нарушения послужила смерть. Смерть со всеми вытекающими и втекающими в нее последствиями, со всем тем, что в нее ведет: в муках рождать детей, в поте лица своего добывать хлеб свой и т.д. В жизнь человека вошли болезни, труды, скорби и, как итог этого всего, смерть. Но смерть – это не бедствие, на самом деле. Когда мы говорим о Боге, мы должны помнить: всё, что мы от Господа получаем, - это благо. Один человек сказал мне потрясающую тему для кандидатской работы: «Смерть как проявление Божественной любви к человеку». Сейчас начнем говорить о болезни, и вы поймете, почему смерть – это любовь.

Смерть вошла. Мы должны понять, что смерть – это нарушение правил нашей жизни. Правильно? Если мы начнем нарушать правила пользования микрофоном – будет смерть микрофона. Если мы начнем нарушать правила пользования видеокамерой – будет смерть видеокамеры. Если мы начнем нарушать правила пользования видеооператора – очень вероятно, смерть видеооператора. Вот то же самое и с нашей жизнью.

Теперь о болезни. Я с вами говорил уже в прошлом году о том, что люди о Боге думают самые разные вещи. Почему именно о Боге – потому что для меня источник всего – это Бог. Можно придумывать, что мы творцы, Пикассо или Прохоровы-миллиардеры, но источник всего этого – Бог. Бог дает нам всё это. Зачем он это делает? Потому что он наш Отец, наш родитель. Модель отношения родителя и ребенка, мы берем нормальную модель отношений – это любовь, всё остальное ненормально, то, безусловно, всё что делают родители ребенка – они делают это из любви к этому ребенку.

У меня есть сын, Ваня. У меня несколько детей, и все они разные, к каждому из них, конечно, свой подход должен быть. Этим и объясняется, почему Пикассо получил дар рисования, а Прохоров получил миллиарды свои – потому что каждый из них разный. Почему врач одному больному прописывает аспирин с анальгинчиком, а другому – страшно дорогие лекарства – потому что у каждого свои болезни. У каждого своя логика осмысления дара Божественного, и поэтому поведенчески разные следствия. Так вот, когда Ваня совершает что-либо, что может нанести ему вред, что делает любящий родитель? Он говорит ему: «Ваня, не лезь в эту розетку». Вот этот перст указующий Божий, не наказующий, не бьющий, не уничтожающий, а предупреждающий: «Ваня, ты можешь погибнуть». Каждый из нас, если будет внимателен, то увидит, почувствует, что Господь постоянно с нами беседует. Это мы ведем себя невежливо. Вот как если б с нами человек разговаривал постоянно, а мы бы его игнорировали. Этот перст постоянно твердит: «Ваня, не надо!», и если Ваня внимателен ко мне, если он тоже руководствуется принципами любви, если он уже созрел, то он может это дело оставить. Может задать вопрос: «Пап, почему нет?», и там уже беседа какая-то развернется. Но если Ваня будет настаивать на своем поведении, всё равно будет лезть туда, где ему грозит опасность, я, не потому что я хочу ему боль причинить, я его люблю, но я возьму Ваню и отставлю в сторону, и скажу строго «Не трогай!», интонация будет уже более суровой, серьезные нотки, которые могут даже оскорбить. «А что это ты так со мной разговариваешь?», он так спросит. А я начну ему объяснять, почему. А если он не спросит и снова туда полезет, то сами понимаете, что ждет Ваню, Ваню ждет хорошая трепка. Получит подзатыльник, будут слезы, уйдет в другую комнату, но если он и тут будет упорствовать, из отцовской любви я ему устрою знаете что? Потому что я хочу, чтоб он жил! Чтоб он не погиб, только из-за этого. Конечно, могут быть варианты, я могу сначала отвлечь от этой проблемы, ну тут уже педагогика начинается, а я говорю сейчас про главный принцип. Всё, что переносится человеком: скорби, страдания, болезни, которые посещают человека, - это плод заботы Бога о нас. Более того, чтобы не погибла душа человеческая, если человек хочет укорениться в зле, Бог может посетить человека даже физической смертью. Мы с вами видим это: люди сгорают за неделю, наверняка у вас есть знакомые, близкие, родные, друзья – вот был человек в понедельник, а в пятницу говорят, что похоронили в среду. Раз, и нету. Господь может посетить человека физической смертью, чтобы душа его не погибла. Вот что такое болезнь – это любовь Бога к нам, начиная от указующего перста и заканчивая отправкой к бабушке. Поэтому смерть – это проявление Божественной любви. Как тут быть? Что тут делать? Можно, конечно, пофилософствовать, но не нужно забывать о том, откуда всё происходит. Когда ты понимаешь, в чем суть, уже выстраивается твоя индивидуальная жизнь, но уже с учетом того, что вначале. Творчество Пикассо мне не нравится, я не понимаю, что это всё такое, какие-то там фигуры угловатые. Вот, понимаю, передвижники – Саврасов, Суриков, Репин… А потом посмотрел я фильм про Пикассо, рассказывалось о том, как он учился рисовать. И я увидел там и Репина, и Сурикова, человек, получивший классическую основу рисования, и потом уже, на основе этой школы, он сотворил свое направление. И то же самое у других больших, великих художников, которых люди почитают. Потому что эта база, этот Божественный импульс креативный, творческий, который Господь дает изначально, он присутствует в творчестве большого художника всегда. В творчестве чувствуется дыхание Бога. А все остальные, которые нам кучи экскрементов выставляют на обозрение и называют это новым искусством, здесь дыхание, конечно, есть, но совсем другого существа. Поэтому очень важно обращаться к первоисточникам.

Идя сюда, я заблудился, ушел к совсем другой школе, подхожу к ней и читаю совершенно потрясающий плакат: «Будущее в наших руках!», а на второй половине плаката: «С каждой секундой настоящее становится будущим!». Ничего себе, оно в наших руках, я еще ничего не сделал, а оно уже стало будущим. Т.е. я тут стою, а оно, как скорый поезд, несется в прошлое, оно наступает, наступает, и я ничего не могу поделать с ним, с этим будущим. Всё вокруг рушится, кошмар какой-то происходит. Сейчас мы как-то еще настроены патриотически после событий в Крыме, но до этого, за несколько месяцев, всё же было в полном унынии: оппозиция наступает, на Украине Бог знает что творится… Тут тоже нужно обратиться к первоисточникам. Кризис семьи, который сейчас происходит, конечно, связан во многом именно с нашим моментом жизни. Таких кризисов в жизни человечества было очень много. Когда один такой кризис дошел до точки невозврата, Господь взял эти два города, Содом и Гоморру, и просто уничтожил. Значит, раз мы пока еще живем, и живут эти мама и мама, папа и папа, и несчастные их дети, значит, точка невозврата еще не пройдена, и Господь пока еще терпит. Он терпит, Он ждет, лечит, пытается вмешаться. Нам, конечно, что надо делать? Во-первых, не унывать. Не нужно страдать, а нужно понимать, что всё, что в жизни моей может реально произойти, это то, что я могу сделать с самим собой. Свое будущее я могу попытаться, вот этот поток, этот скорый поезд – я должен вскочить туда, но я могу отойти немного, чтобы меня не снесло этим будущим и начать потихонечку строить свое настоящее. Начать соблюдать правила, которые для меня Господь создал, тем самым пытаясь свое течение выправить. Пусть этот поезд несется, у меня есть своя жизнь. У меня задача какая? Чтобы вода в моем течении была почище. Только если будет чистый источник, то ближайшие люди, моя семья, хотя бы, увидят, что тут вода чище, чем в других  источниках. Это всегда притягивает других людей, и может получиться уже поток чистой воды, и этот поток привлечет еще других людей. Батюшка Серафим Саровский сказал такие слова: «Спасись сам, и вокруг тебя спасутся тысячи». Только не надо заниматься этими тысячами, ты сам начни свою жизнь менять, строить ее по правилам не тобой придуманными, а которые Господь установил для тебя. Ведь ты в этом мире находишься только по милости Божьей. Никакого будущего в наших руках нет, ничьего будущего. И наше будущее весьма сомнительно. Всё, что у нас есть – как в песне поется – «есть только миг». Вот этот миг, в котором мы живем – он еще как-то зависит от нас. В этот миг мы можем сделать выбор, а потом пожинать плоды этого выбора. Этот миг – это наш шанс. Я бы хотел процитировать вам после цитат Священного Писания, мне очень нравятся эти слова, они многое объясняют. Есть такой писатель, Михаил Булгаков, и у него есть такое произведение – «Мастер и Маргарита». И там, в самом начале, есть беседа известного вам персонажа Воланда с группой советских товарищей. И речь заходит о том, что управляет человеком. Жизнью своей управляет человек или не управляет? Воланд спрашивает, ежели Бога нет, как они утвердили в самом начале разговора, то кто управляет жизнью человеческой и всем вообще распорядком на земле? «Сам человек и управляет, поспешил сердито ответить Бездомный на этот, признаться, не очень понятный вопрос. Виноват, - мягко отозвался неизвестный, - для того, чтоб управлять, нужно, как-никак, иметь точный план на некоторый срок, хоть сколько-нибудь приличный. Позвольте Вас спросить, как же может управлять человек, если он не только лишен возможности составить хоть сколько-нибудь план хотя бы на короткий срок, скажем, в тысячу лет, но не может ручаться даже за свой собственный завтрашний день?» Потом, как вы помните, была Аннушка, которая пролила масло, что повлекло за собой череду печальных событий.

Подытоживая свое выступление, я хотел вам сказать, что эта цепочка – жизнь, болезнь, смерть – на самом деле, совершенно не упадническая и не пессимистическая. Это – цепочка в то самое будущее, может стать путем в ту самую страну, где ждут нас наши дела, не завершенная нашими правителями работа, для которой мы, собственно, и рождены здесь, и рождаются наши дети. Там есть работа для каждого из нас, работа, от которой будут петь и ликовать наши душа и сердце. Вот туда нужно стремиться. Семья – это тот самый корабль, который может нас туда переправить через бурные воды житейского моря, через все эти искушения, мерзости, которые туда сливаются. Церковь нас может препроводить, но нужен хороший капитан – отец, муж, он же священнослужитель, он же глава семьи. Жена – по морским терминам – боцман или старпом, помощник капитана, который ведает, по-церковному – дьякон; и наши чада, домочадцы, старики-родители, те, кто от нас зависят – они все сгрудились на корабле, как матросы, как пассажиры, как крысы в трюме. Да, крысы тоже наши домочадцы. И у всех только одна мысль – спастись. Можем думать, что им хочется современной музыки, того, сего, а на самом деле, душа каждого человека хочет одного – спастись, достичь берега твердого, достичь страны Обетованной. Родины достичь, дома родного. И вот все они там спасаются. Да, меж собой они грызутся, спорят, бизнес ведут, а на самом деле переживают, удастся ли спастись, смотрят на капитана с надеждой. И тут очень важна функция мужчины, и очень важна функция боцмана, помощника капитана, который и капитана крепит, и команде не даст взбунтоваться. Потому что если взбунтуется команда, то куда отправится корабль? Отнюдь же не туда, куда он плывет.

 
knopka up

 

Публикации, материалы экзистенциальных конференций

ЗАВИСИМОСТЬ КАК ПОИСК СВОБОДЫ

Николаева К.Н.

Проблема широчайшего распространения в современной России аддиктивных расстройств (от вполне «безобидного» трудоголизма и эмоциональных аддикций до пищевых расстройств и наркозависимостей) остро ставит вопрос об угрозе физического и морального здоровья нации, а так же – о социальной стабильности нашего общества в ближайшей перспективе. На сегодняшний день нет ясных ответов как на ряд вопрос о причинах возникновения зависимого поведения, так и об адекватных стратегиях лечения (если мы рассуждаем в рамках категории «личностное расстройство») или на вопрос о возможности трансформации зависимости в социально приемлемые формы поведения (если рассуждать о «личностных особенностях» и «периодах развития»).

Альтернатива «свобода или зависимость» – центральная проблема для понимания процесса формирования личности подростка.Свобода принадлежит к основному определению личности и всякое ее ограничение вызывает внутренний дискомфорт и осознанный или бессознательный протест. Человек ощущает, что ему плохо, часто не понимая причин этого состояния, иногда выдумывая эти причины. В наше время поиск того, чем заполнить внутреннюю пустоту, несложен: продукция целой индустрии развлечений, телевидение, Интернет, реклама; социальные образцы поведения предлагают на выбор широкий спектр целей и деятельностей. Этот выбор, особенно в подростковом и юношеском возрасте, часто также неосознан. Но сделав выбор, человек в силу особенностей психики, способен уйти по данному пути очень далеко [1;43].

Противопоставляя обыденности, бессмысленности повседневного существования переживание новой реальности, которую формирует зависимость, личность получает «ощущение полноты жизни» [2;232]. Это состояние создает ощущение устремленности, перспективы новых возможностей, саморазвития [3;78-81]. Инфантильность, свойственная современному обществу, особенно подросткам, упрощенное восприятие базовых человеческих ценностей, неспособность их реализовать, с неизбежностью приводит к упрощенным способам реализации этих ценностей, и зачастую – к зависимому поведению. «Алкоголь (как любой другой объект зависимости) приводит человека в яркий, живой, полноценный мир» [2;247].

Инфантильность как личностная черта является «базой» для формирования аддиктивного личностного расстройства [4;42]. Психический инфантилизм является  результатом неправильного семейного воспитания в форме гиперопеки, а именно – в систематическом ограничении и чрезмерном контроле. Незрелость личности («слабая чувственная ткань сознания» по Леонтьеву А.Н), недостаток чувства реальности, «осознания Я» обуславливается, прежде всего, инфантильностью всей психической активности человека [4]. В таких условиях зависимость становится самой простой, «лежащей на поверхности» попыткой создания альтернативной «зрелой» реальности, главенствующей иллюзией которой становится свободный выбор. Среди мотивов первичных проб психоактивных веществ подростками первые позиции занимает «протест и риск в подростковом возрасте» [5;71], которые стимулируются формирующимся чувством «правды, справедливости». По сути, это раннее или неадекватное проявление «чувства взрослости» и «свободы воли». Таким образом, зависимость любого характера может рассматриваться как проявление свободного выбора, только с крайне низкой степенью осознанности собственных ценностей и мотивов поведения.

В 2007-2012 г. нами было проведено исследование, в котором среди прочих проверялась и данная концепция. В нем приняли участие 203 человека, из них – 102 наркозависимых (2 стадия), 42 человека с алкогольной зависимостью (2 стадия) и 59 человек без явных аддиктивных расстройств. Использованы методики: «Ценностные ориентации» Р.Рокича, цветовой тест отношений М.Эткинда (проективная методика на базе теста М. Люшера). Испытуемому предлагалось произвести ранжирование двух наборов карточек с терминальными и инструментальными ценностями методики Рокича, после чего ценности необходимо было соотнести с одним из цветов методики Люшера. Использовались следующие показатели: диагноз, ранг ценности и индекс цветового отношения который считается по формуле: [сумма рангов основных цветов – сумма рангов ахроматических цветов] / количество испытуемых в группе. Чем больше значение цветового индекса с диапазоном значений от -1 до +1, тем позитивнее эмоциональное отношение к данной ценности у испытуемых.

Рассмотрим результаты исследования выбора терминальной ценности «свобода». Группа наркозависимых присвоила данной ценности 9-й ранг (из 18 возможных) с цветовым индексом 0,4. Группа зависимых от алкоголя присвоила ценности «свобода» 14-й ранг с цветовым индексом 0,3. Испытуемые без явного аддиктивного расстройства присвоили данной ценности 14-й ранг с индексом 0,5. Полученные результаты во-первых, свидетельствуют о том, что для наркозависимых «свобода» как ценность существенно более значима, чем для алкоголезависимых и здоровых испытуемых. Трудно определить, сформирована ли структура ценностных ориентаций с подобной позицией «свободы» в процессе употребления наркотических веществ или она была присуща испытуемым до развития личностного расстройства. Еще один вопрос – почему алкоголезависимые присваивают «свободе» такой же ранг, как здоровые. Возможно, что это как-то связано с более мягким отношением в обществе к алкоголикам, нежели к наркоманам – пьющий человек ощущает себя более «свободным», чем наркозависимый.

И во-вторых: цветовые индексы данной ценности у исследованных групп испытуемых отличаются незначительно: на 0,1 позиции между группами наркозависимых и здоровых испытуемых и между наркозависимыми и алкоголезависимыми, и на 0,2 позиции между алкоголезависимыми и здоровыми. Напрашивается предположение, что сходное эмоциональное отношение к одной и той же ценности, но размещение её на разных позициях значимости связано с тем, что молодой человек в современном обществе не в состоянии осознанно иерархизировать свою ценносно-смысловую сферу и задумывается об отдельных ценностях только в условиях дефицита их реализации.

Таким образом, решение проблемы распространения аддиктивных расстройств, в частности наркозависимости, связано с осознанным формированием ценностно-смысловой сферы и с умением адекватно реализовывать исповедуемые ценности в течение жизни. С этой точки зрения особо выделяется роль организации личностного развития (свободы личности) и, как следствие – формирования ценностно-смысловой сферы (в пределе – развитого мировоззрения, а не только установок на здоровый образ жизни, на нормативность, как это происходит сейчас).

Литература:

1. Арсеньев А.С.О проблеме свободы и зависимости человека современной цивилизации: философский очерк. / «Развитие личности Development of personality» М:, издание МПГУ 2005.№1. С. 43–75.

2. Носов Н.А. Виртуальная психология – М.: «Аграф», 200 – 432с.

3.Березин С.В. К вопросу о сущности психической зависимости при наркомании/Психология зависимости: Хрестоматия.- Мн.:Харвест, 2005.-с.73-87.

4. Руководство по аддиктологии/под ред. проф. В.Д. Менделевича. СПб.: Речь, 2007, 768с.  

5. Лисецкий К.С., Литягина Е.В. Психология и профилактика наркотической зависимости. – Самара: Издательский дом «Бахрах – М», 2008. – 224с.

Научный руководитель: Гольдшмидт Е.С., доцент кафедры психологии образования КемГУ.

 
knopka up