Заказ обратного звонка

Оставьте свой телефон и мы перезвоним в удобное для вас время!

Заказ обратного звонка

Ваша заявка принята. Ожидайте звонка.

Публикации, материалы экзистенциальных конференций

ВОЗМОЖНОСТИ ИНТЕНСИВНОГО ОБУЧЕНИЯ В СИТУАЦИЯХ СМОДЕЛИРОВАННОГО РИСКА

М.В.Долгих 
Е.В.Белоногова

С точки зрения экзистенциального подхода, Риск всегда можно рассматривать не только как угрозу значимым составляющим бытия, но и как некую негарантированную возможность обретения новых степеней свободы, новых измерений и пространств жизни.

Повышение темпа поступления информации само по себе еще не означает автоматического повышения интенсивности и экзистенциальной наполненности жизни. Скорее наоборот: повышение интенсивности обучения в ситуации массового образовательного процесса неизбежно приводит, как минимум, к риску развития у части обучающихся информационного стресса. Известно, что в состоянии стресса любой этиологии происходит эмоциональная деструкция логического мышления, моторных и социальных навыков. Степень деструкции тем выше, чем продолжительнее и интенсивнее воздействие стрессорного агента. К сожалению, это неизбежная плата: только таким образом можно обеспечить массовость и высокий темп обучающего процесса. Перефразируя известную басню, можно сказать, что обучение может быть массовым, интенсивным и эффективным: выберите любые два понравившихся варианта.

В то же время, с древнейших времен известны практики, позволяющие ученику (адепту) интенсивно проживать и интегрировать опыт не путем дискурсивного мышления и трансляции знаний в значениях, а постигая смыслы в рамках особого рода переживаний, в особой, сознательно и целенаправленно психотехнически смоделированной учителем (наставником) интенсивной обучающей среде. К таковым можно отнести, например, классическую йогу, чань-буддизм, суфизм, традиционные боевые искусства, многие эзотерические практики. Данные практики ориентированы не столько на высокую скорость последовательного освоения материала, сколько на качественные изменения, создание принципиальной возможности оптимального реагирования в ситуации недостаточности (или избыточности) поступающей информации, неопределенности и неочевидности критериев ее оценки. В условиях современного общества регулярные негативно окрашенные психоэмоциональные и информационные стрессы приводят к случайному закреплению дезадаптивных поведенческих паттернов. Кроме того, пережитые человеком травмирующие жизненные ситуации имеют ряд психологических последствий, среди которых - искаженное формирование психологических структур саморегуляции и самоконтроля. Эти структуры являются в некотором роде настолько эффективно встроенными в организм и бессознательное человека, что достаточно трудно получить к ним доступ и возможность контроля. Поэтому коррекция подобных состояний и выработка новых навыков традиционными способами весьма затруднена.


Стоит отметить, что классические тренинги социальных навыков и стрессоустойчивости предусматривают обучение в обычном состоянии сознания, вне состояния стресса, а применять полученные навыки предполагается как раз в состоянии повышенного психоэмоционального напряжения. При состоянии интенсивного стресса любой этиологии происходит деавтоматизация моторных, когнитивных, поведенческих навыков, регрессия способностей. Напрашивается логичный вывод: в данном случае целесообразно проводить обучение непосредственно в состоянии измененного сознания (активации, потока и пр.), психофизиологически адекватном стрессовой ситуации. Именно так осуществлялось обучение во многих прикладных и религиозных системах. В настоящее время эти методы (с незначительными, "косметическими" изменениями) с успехом применяются во всем мире при подготовке сотрудников различных спецподразделений (особого риска) и спортсменов высшего уровня мастерства. Однако, практическая реализация такого подхода сопряжена со значительным числом неочевидных проблем и непригодна для ситуации массового фронтального обучения.

Решение задач по формированию и развитию не только отдельных функций восприятия или осознания событий, но и трансформации всего организма и личности человека в целом требует погружения не просто в последовательность психологических процедур, но в систему практик экзистенциального взаимодействия с собой, с миром, с другими. Подобного рода технологии всегда предусматривают формирование обучающих пространств, совмещающих такие обязательные компоненты, как полное присутствие в ситуации, аутентичность, юмор, уважение, границы, ответственность и риск.

Удачно в этом отношении зарекомендовали себя современные психотехнологии интенсивного обучения в ситуациях смоделированного риска с использованием элементов терапевтического фехтования. Одна из них - технология интенсивного обучения и коррекции Ritm-and-Flow (известна также под рабочим названием "метод психобиологической симфонизации") - была разработана и апробирована в рамках экзистенциально-психологического направления терапевтического фехтования авторским коллективом в составе О.В. Лукьянова (доктор психологических наук), Е.В. Белоноговой (кандидат психологических наук), Е.Л. Кротова (специалист по боевой и оздоровительной системе Nhat-Nam) и М.В. Долгих (психолог Томского центра практической психологии). Технология была апробирована и приобрела свою нынешнюю форму в 2010 году в ходе проведения тренингов по развитию человеческого потенциала и психологической реабилитации. Этому предшествовали более 15 лет научных и практических изысканий, как в различных отраслях современной науки (биологии, психологии, нормальной и патологических анатомии и физиологии, математического анализа и моделирования), так и в рамках традиционных религиозно-философских и прикладных практик.

Авторы технологии рассматривают здоровье как интегральную характеристику, включающую в себя такие неотъемлемые компоненты, как физическое, социальное и психологическое благополучие. Технология Ritm-and-Flow ставит своей целью общую реабилитацию организма, устранение последствий психотравмирующих ситуаций, поддержание ресурсного состояния, повышение общей жизнестойкости и устойчивости к стрессу. Она позволяет интенсифицировать процесс освобождения человека от дезадаптивных динамических стереотипов (двигательных, эмоциональных, когнитивных и др.), снижающих его индивидуальную жизнеспособность. При этом акцентируется внимание участников тренинга на взаимодействии с собственным телом, окружающим миром и происходящими в нем процессами: движением и равновесием, согласованием циркадных и иных ритмов различной частоты и интенсивности. Технология предусматривает повышение компетентности участника тренинга в различных аспектах его взаимодействия с окружающим и внутренним мирами. При этом сознание, воля, эмоции и тело рассматриваются как неразрывное целое, т.к. в поединке человек участвует целиком. Название Ritm-and-Flow выражает сущность процесса и результата - согласование ритмов деятельности в поток обновления жизни.

Особенностью данной технологии является использование упражнений полимодального характера. К примеру, предполагается одновременное задействование сразу нескольких уровней регуляции движения (по Н.А. Бернштейну) с одновременным представлением образа действия. Поскольку в данной технологии используется современная (терапевтическая) интерпретация феномена фехтовального поединка (проф. О.В. Лукьянов), не предполагается изначально заданных установок и мотивов. Каждый обучающийся индивидуально находит естественное и актуальное на момент занятия смыслонаполнение своих действий. Терапевтический поединок протекает в особом пространстве, лишенном излишних степеней свободы. Возможность проявления активности сосредоточена в небольшом числе плоскостей, однако в их пределах дополнительно ничем не ограничена. При этом каждое действие или бездействие воспринимается и как некая метафора. Взаимодействие осуществляется в темпе, исключающем возможность рефлексии (для этого важного процесса выделяется отдельное время вне поединка), но позволяющем участнику воспринимать, реагировать и действовать сообразно сложившейся ситуации.

Непосредственно техника основана на простых и рациональных принципах, учитывающих психофизические и физиологические особенности организма человека, работу его функциональных систем. При этом, воздействие осуществляется на всех уровнях: от чисто физиологического (например, изменение параметров кислотно-основного равновесия крови посредством дыхательных практик) до экзистенциального - работы с такими категориями, как ответственность, границы, вина, благодарность, компетентность, неизбежность, взросление, выбор, риск и др.

Концептуально-методологическими предпосылками предлагаемой технологии являются:

  • экзистенциальный подход в понимании природы человека, причин нарушения психологического здоровья и построении систем помощи;
  • теории стресса, общего адаптационного синдрома и неспецифических адаптационных реакций организма (Г. Селье, Р. Лазарус, Л.А. Китаев-Смык, В.М. Дильман, Л.Х. Гаркави и др.)
  • концепция физиологии активности и уровней построения движений Н.А. Бернштейна,
  • концепция жизнестойкости С. Мадди;
  • современная (терапевтическая) интерпретация феномена фехтовального поединка (вариант О.В.Лукьянова);
  • концепция потокового состояния Михая Чиксентмихайи;
  • практика южновьетнамской боевой и оздоровительной системы Нят-Нам.


Каждой из этих предпосылок посвящены множество письменных работ, поэтому ограничимся кратким упоминанием их основных положений:

Экзистенциальный подход (от лат. exsistentia - "существование, бытие") в практике психологической помощи признает, что человек обладает свободой выбора, способностью к саморазвитию и самотрансценденции, волен самоопределяться и творчески преобразовывать действительность, жить подлинной и полноценной жизнью, быть субъектом по отношению к своей судьбе, наполнять свою жизнь смыслом. Условием для здоровой жизни человека является максимальная интеграция ума, души и тела человека при сохранении его целостности. Ощущение полноты и осмысленности бытия, готовность к ответственному и осознанному выбору являются критериями нормального (здорового) развития личности. Здоровье - это раскрытие и развитие человеком своего личностного потенциала, достижение им аутентичного бытия. Экзистенциальный подход, ориентируясь на неповторимость и уникальность личности, позволяет помочь человеку в идентификации, поиске собственного смысла бытия, в том, чтобы в непростом взаимодействии с миром находить возможности для самореализации, творчества и личностного роста, делает акцент на свободном и ответственном выборе.

Современная концепция адаптационного синдрома рассматривает стресс как совокупность общих, неспецифических психических, физиологических и биохимических реакций организма в ответ на действие чрезвычайных раздражителей, независимо от их природы и характера. Иными словами, стресс (как одна из форм адаптационных реакций) может возникнуть в ответ на любой интенсивный раздражитель, как воздействующий извне, так и формируемый непосредственно психикой индивида (например, психоэмоциональный или информационный стресс). С точки зрения психофизиологии реакция адаптации всегда имеет эмоциональную окраску. При этом характерно, что стресс, возникший на положительном эмоциональном фоне, переносится гораздо легче, с минимальными последствиями для организма, чем негативно эмоционально окрашенный. Стрессовая реакция, протекающая на фоне негативных эмоций, склонна к более длительному течению и часто приводит к состоянию гиперадаптоза (дистресс, истощение защитных механизмов).

По данным Всемирной Организации Здравоохранения (ВОЗ), многие "болезни цивилизации": избыточный вес, сахарный диабет тучных, атеросклероз (инфаркты и инсульты), гипертоническая болезнь, метаболическая иммунодепрессия (снижение иммунитета), аутоиммунные заболевания, психическая депрессии и ряд онкологических заболеваний непосредственно связываются с последствиями хронических, прежде всего психоэмоциональных стрессов. Очевидно, что избежать стрессогенных событий в реальной жизни невозможно, но всегда имеется возможность изменить свое восприятие происходящего и отношение к нему. Поскольку основная масса стрессогенных факторов, воздействующих на современного человека, не несет непосредственной угрозы его жизни и здоровью, становится понятной актуальность практической психогигиены и здоровьесберегающих технологий.

Концепция физиологии активности Н.А. Бернштейна основана на трактовке всей системы отношений организма со средой как непрерывного циклического процесса. Н.А. Бернштейну принадлежит одна из первых чётких формулировок понятия обратной связи в физиологии, а также идея поуровневой организации движений (от низшего палеокинетического "уровня тонуса" до высших уровней неочевидной логико-символической активности). При овладении движением и формировании двигательного навыка работает принцип "повторения без повторения", где главную роль играет "внутренняя картина движения", при этом подключение к управлению движением более высоких уровней расширяет его физический диапазон. В технологии Ritm-and-Flow освоение двигательных практик происходит в строгом соответствии с анатомическими и физиологическими особенностями организма, от низших уровней - к высшим.

Оригинальная концепция Сальваторе Мадди рассматривает жизнестойкость как систему убеждений о себе, о мире и об отношениях с миром. Жизнестойкость, по мнению Мадди, включает в себя три сравнительно автономных компонента: вовлеченность; контроль; принятие риска. Выраженность этих компонентов и жизнестойкости в целом препятствует возникновению внутреннего напряжения в стрессовых ситуациях за счет "стойкого совладания" (hardy coping) со стрессами и восприятия их как менее значимых.

Совершенно очевидно, что все три компонента жизнестойкости активно задействуются в ходе фехтовального поединка, поскольку любой поединок представляет собой форму рискованного обоюдного (как минимум) взаимодействия: сложно представить себе поединок, происходящий без вовлеченности его участников в процесс; поединок, не требующий контроля процесса, или же поединок, не предусматривающий принятия риска и ответственности.

Концепция терапевтического фехтования основана на особом типе поединка, называемого терапевтическим поединком, в котором:

  • нет соревновательности, поскольку изначально признается неравенство участников по отношению друг к другу (один терапевт и тренер, другой клиент и ученик);
  • присутствует высокая степень индивидуализации мотивации конкретных действий в процессе поединка.

В отличие от исходной концепции основоположника терапевтического фехтования, Карлфрида фон Дюркхайма, современная (терапевтическая) интерпретация феномена фехтовального поединка Лукьянова О.В. не предусматривает изначально жестко заданных установок (например, мотивации нанесения удара: в терапевтическом поединке мотив для удара заранее не определен, поскольку перед тобой не враг и не соперник) и канонических форм. Любое действие или бездействие встраивается в непрерывный поток жизни.

Концепция потока предложена Михаем Чиксентмихайи, им же были также разработаны практические рекомендации для вхождения в потоковое состояние. Поток, или потоковое состояние (англ. flow), - психическое состояние, в котором человек полностью включён в то, чем он занимается, что характеризуется деятельным сосредоточением, полным вовлечением и нацеленностью на успех в процессе деятельности. Согласно М. Чиксентмихайи, можно выделить список из нескольких черт деятельности, которые способствуют переживанию потокового состояния:

  • Ясные цели (различимые ожидания и правила);
  • Концентрация и фокус внимания - высокая степень концентрации на ограниченной сфере внимания (человек, занимающийся деятельностью, имеет возможность на ней концентрироваться и глубоко в неё погружаться);
  • Потеря чувства самоосознания - слияние действия и осознанности;
  • Искажённое восприятие времени;
  • Прямая и незамедлительная обратная связь (успехи и неудачи в процессе деятельности очевидны, так что поведение может быть изменено по мере необходимости);
  • Равновесие между уровнем способностей субъекта и сложности задания (деятельность не оказывается для субъекта слишком лёгкой или сложной);
  • Ощущение полного контроля над ситуацией или деятельностью;
  • Деятельность сама по себе воспринимается как награда, так что она осуществляется без усилий.

Следует отметить, что потоковое состояние не является уникальным состоянием, его испытывают многие ученые, исследователи, успешные бизнесмены, руководители и рядовые люди. Нахождение в потоковом состоянии не ограничивается какой-то одной определенной сферой, процессом. Оно распространяется на все сферы деятельности, в которые вовлечен конкретный человек. Это состояние часто описывается исследуемыми как ощущение получение удовольствия от самореализации, повышенной и обоснованной уверенностью в себе, ярко выраженным повышением коммуникативных способностей, умением четко и ясно выражать свои мысли, убеждать собеседника, эффективно решать проблемы любой сложности или находить неординарные способы их решения. В потоковом состоянии повышаются показатели усвоения информации, активизируется память, способности к анализу информации, наблюдается легкая форма беспокойства, в связи с повышенной активностью. Окружающими человек вне потокового состояния и в потоке часто воспринимается как два разных человека.

Чтобы достичь состояния потока, необходимо найти равновесие между сложностью задачи и навыком субъекта. Если задача слишком легка, потоковое состояние не может быть достигнуто. Потоковое состояние также подразумевает некоторого рода сфокусированное внимание. Было замечено, что сознаваемая медитация (безучастное свидетельствование), йога и боевые искусства, улучшают способность человека к достижению потокового состояния. В течение более чем двух с половиной тысячелетий люди, практикующие восточные духовные традиции - такие, как буддизм и даосизм, - считали данное явление центральным для своего духовного развития.

Методика эффективного и безопасного "входа" в состояние активации, а также основная часть двигательных, дыхательных и медитативных практик базируются на технике южновьетнамской системы Нят-Нам (Nhat-Nam) и опираются на ее базовые принципы (с учетом поправки на более чем 20-летний опыт практики в условиях иной этнокультурной и климатической среды России). Эти принципы не противоречат здравому смыслу, но их истинность не в формулировках, их необходимо действительно практиковать.

Десять принципов Нят-Нам:

  • Добиваться качества, не гнаться за количеством;
  • Понимать многое, отрабатывать конкретное;
  • Постигать суть, а не форму; овладевая формой, помнить, что оболочка - лишь вместилище ядра;
  • Воля и дух нужнее рассуждений;
  • Сознание рождает действие;
  • Сначала научись осознавать, потом действовать;
  • Сначала закали волю и дух, потом учись мастерству;
  • Чтобы защищаться, надо хорошо понимать атаку;
  • Чтобы атаковать, надо хорошо защищаться;
  • Умение защищаться и атаковать - гарантия победы.

Необходимо заметить, что техника Нят-Нам прошла длительное испытание временем и постоянными войнами (включая войну США во Вьетнаме и агрессию со стороны КНР). В результате этого в арсенале школы имеется огромный запас прикладной техники, совершенно не спортивной и не "показушной". Существуют специальные упражнения для развития качеств, необходимых воину: физическая выносливость, нечувствительность к боли, устойчивость к нокауту, способность в критических и стрессовых ситуациях выполнять боевые задачи. Эти качества не часто пригождаются в мирное время, но они поддерживают способность человека к волевому действию, к поступку, а это качество ценно и в мирное время.

Вся техника основана на простых, рациональных принципах, учитывающих психофизические особенности человека, механизмы движения системы его мышц, связок, суставов. Эти упражнения просты, но, в то же время, совершенны. Они включают в себя отточенные временем, научно обоснованные элементы движений, позволяют использовать в своих интересах силы оппонента, рационально мобилизовать силы своего организма и отдельных его частей для проведения атаки или защиты. Кроме этого, в зависимости от конституции, возраста и пола человека упражнения могут изменяться, усложняться или упрощаться. Каждый человек имеет свои таланты и особенности. Основная задача - с помощью практики полнее раскрыть и пополнить позитивный физический и психологический потенциал человека.

Методика психобиологической симфонизации апробирована на различных контингентах:

  • студенты и учащиеся ВУЗов и техникумов (г. Томск);
  • психологи муниципального ППМС-центра (г. Гурьевск);
  • сотрудники областного ГУВД - группы семейных инспекторов-психологов и руководителей ПДН (Кемеровская область);
  • подростки-волонтеры, актив Областного объединения "Альфа Кузбасса" (Кемеровская область);
  • лица с пищевой психоаддикцией (г.г. Оренбург и Самара).

Участниками тренинговых занятий отмечаются следующие позитивные эффекты:

  • Улучшение эмоционального состояния наблюдалось у 87% занимающихся. При этом участниками занятий обращается внимание на устранение хронических негативных эмоций.
  • Несмотря на относительно небольшую продолжительность семинаров, 67% респондентов обратили внимание на повышение эффективности межличностной коммуникации и социального взаимодействия (на работе, в семье и т.д.).
  • Изменение самооценки отмечали 56% участников, причем далеко не всегда это было её повышение, а скорее - приближение к реальности.
  • Позитивные сдвиги в решении жизненных проблем отмечаются 54% респондентов. Особо отмечали позитивные эффекты те респонденты, которые переживали последствия физического насилия и длительных психотравмирующих ситуаций.
  • В общей сложности, те или иные позитивные эффекты отмечаются 100% участников семинаров, несмотря на то, что, по их признанию, в процессе занятий они порой испытывали негативные эмоции и переживания, например обиду или страх.
  • Весьма неожиданными были отклики 65% участников об объективном улучшении состояния соматического здоровья.

Необходимо отметить, что ситуация поединка в рамках тренинга всегда включает в себя реальные риски. Однако следует четко различать риски объективные и риски субъективные. И те, и другие являются реальными, но первые представлены в реальности объективированных значений, в то время как вторые имеют место только в субъективной реальности участников взаимодействия (индивидуальный смысл воспринимаемой угрозы происходящего). Чем больше расхождений в восприятии объективных и субъективных рисков, чем большая дистанция между реальностью и представлениями о ней, тем выше вероятность дезадаптивных поведенческих проявлений и ниже способность к осознанному и ответственному выбору в конкретной ситуации.

Занятия терапевтическим фехтованием не предполагают никакой реальной угрозы физическому благополучию человека. В особым образом смоделированной ситуации терапевтического поединка объективный риск получения сколь-нибудь серьезной физической травмы фактически сведен к минимуму. Даже упражнения на ударное контактное взаимодействие при условии адекватного их выполнения (равные темпы, "правильная" дистанция и длина оружия, соблюдение элементарной техники безопасности) не содержат в себе ни единой причины, по которой один из занимающихся мог бы нанести ущерб другому или себе. Опасность имеется только в восприятии индивида, в его представлении о реальности, зачастую обусловленном опытом травматических переживаний в прошлом.

Так или иначе, несмотря на практическое отсутствия объективных рисков, взаимодействие воспринимается как рискованное, поскольку содержит в себе множество рисков субъективных. Наиболее характерными можно назвать следующие группы рисков: потери контроля; утраты самоидентичности и гендерной идентичности; риск угрозы своему социальному статусу; риск самораскрытия и непринятия другими; риск выглядеть некомпетентным, беспомощным, смешным и т.п. Общим для них является то, что обучающийся воспринимает ситуацию поединка как личностно окрашенную. При этом зачастую совершенно упускается из виду условный, метафорический характер событий, действий и их последствий в ходе поединка, а возможность большего самоосознания, обретения опыта эффективного взаимодействия обесценивается.

При более подробном рассмотрении несложно убедиться, что большинство этих рисков с объективной точки зрения являются мнимыми. К примеру, риск потери самоидентичности. Самоидентичность является динамическим процессом, а не статическим состоянием. К самоидентичности можно непрерывно приближаться, но никогда нельзя обладать по факту. Однако, часть участников тренинга панически боятся войти в любое измененное состояние (например, потоковое) психики, поскольку считают, что это может повредить их индивидуальному "Я", внутренним убеждениям и душевной организации, хотя иногда ревностно оберегаемые убеждения и установки представляет собой более или менее полное собрание "наиболее распространенных заблуждений и безумств толпы". Тем не менее, отчасти этот риск следует считать реальным, поскольку в процессе узнавания и обретения себя, человек действительно может утратить то, что он прежде воспринимал как самоидентичность.

Весьма распространенное явление - необъективная оценка своих возможностей и границ компетентности. В качестве примера можно привести убеждение: "всё предопределено, в этом мире от меня ничего не зависит", или его антипод: "все зависит только от меня и моих усилий". В терапевтическом поединке оба этих утверждения "аннигилируются" в течение первых секунд взаимодействия. Однако риск утраты таких неадекватных, но привычных представлений о реальности представляет собой серьезную проблему, особенно в случае неготовности занимающегося к принятию позитивной и адаптивной альтернативы.

Для мужской части гендерно разнородных групп характерным является риск утраты статуса и гендерной идентичности. Опять же, вероятность продемонстрировать неуспешность, несостоятельность в присутствии более успешного участника женского пола воспринимается как личное унижение. Женщины, напротив, зачастую считают любое воздействие в ходе поединка с мужчиной проявлением агрессии в отношении их персоны и женского рода вообще, проецируя на ситуацию взаимодействия индивидуальные гендерные установки и стереотипы социальной перцепции (например: настоящий мужчина должен поддаться или вообще не воевать с женщиной).

Социальные роли порождают специфические риски. Например, для руководителей различного уровня, принимающих участие в поединке, риском является демонстрация личной неудачи, неуспешности в присутствии подчиненных или других руководителей (потенциальных или реальных конкурентов). В ряде случаев, при проведении занятия в присутствии членов трудового коллектива, серьезным риском может являться самораскрытие руководителя в ходе терапевтического поединка. В этом случае события, имевшие место в ходе поединка, могут повлиять на дальнейшую динамику взаимоотношений уже в рамках трудового коллектива.

Риск индивидуального самораскрытия и возможной демонстрации своих слабых сторон существует для любого участника подобного тренинга. В ходе терапевтического поединка темп и интенсивность взаимодействия динамически отслеживается и поддерживается в границах, исключающих возможность саморефлексии со стороны обучающегося, но одновременно позволяющих ему быть собранным, присутствовать, чувствовать и реагировать. В условиях поединка невозможно лгать и притворяться. Зачастую, откровенное проявление в поединке однозначно отвергаемых сознанием участника качеств (жестокость, мстительность, трусость) оказывается полной неожиданностью и для него самого, и для возможных наблюдателей. Надежно, казалось бы, скрытые сознанием и контролируемые волей, они моментально выходят на поверхность и проявляются в особенностях взаимодействия. Особенно это характерно для актуализации посттравматического и постстрессового опыта, независимо от срока давности психотравмирующего события.

Тем не менее, пойти на риск в пространстве тренинга, грамотно организованной ситуации поддержки и принятия значительно безопаснее, чем в реальной социальной среде: выше вероятность получения позитивного опыта и ниже степень негативных последствий от совершенной ошибки. К тому же, есть возможность, обнаружив и осознав собственные дезадаптивные проявления, "здесь и сейчас" выработать более адаптивные и конструктивные способы реагирования и интегрировать их в свой жизненный опыт.

Таким образом, технология Ritm-and-Flow способствует повышению жизнестойкости личности, принятию ответственной жизненной позиции, формированию адекватной самооценки и навыков конструктивного взаимодействия с окружающим миром, гармонизации межличностных и ролевых взаимоотношений, дает возможность грамотного реагирования в стрессовых ситуациях. А главное - открывает новые горизонты интенсивного обучения в пространстве телесно-ориентированного тренинга с использованием ситуаций смоделированного риска.

ЛИТЕРАТУРА

  1. Бернштейн Н.А. Очерки о физиологии движений и физиологии активности. - М., 1966.
  2. Гаркави Л.Х., Квакина Е.Б., Кузьменко Т.С. Антистрессорные реакции и активационная терапия. Реакция активации как путь к оздоровлению через процессы самоорганизации. - М.: Имедис, 1998.
  3. Леонтьев Д.А., Рассказова Е.И. Тест жизнестойкости. - М.: Смысл, 2006.
  4. Лукьянов О.В. Терапевтическое фехтование в качестве экзистенциального праксиса // Экзистенциальная традиция: Философия, Психология, Психотерапия. - Ростов-на-Дону, 2009. - №14.
  5. Чиксентмихайи М. Поток: Психология оптимального переживания. - М.: Смысл, 2006.
 
knopka up