Заказ обратного звонка

Оставьте свой телефон и мы перезвоним в удобное для вас время!

Заказ обратного звонка

Ваша заявка принята. Ожидайте звонка.

Публикации, материалы экзистенциальных конференций

РИСКИ ИНТЕНСИВНОСТИ В ИЗЛЕЧЕНИИ СОЗАВИСИМОСТИ

С. Н. Захаренко

В данной статье рассмотрены некоторые риски, встречающиеся на пути излечения от созависимости.
Само слово "созависимость" состоит из двух частей: "со-" и "зависимость" - совместная несвобода. Созависимость - приобретенное и усвоенное дисфункциональное поведение, связанное с воспитанием в дисфункциональной семье, возникающее вследствие незавершенности стадии установления психологической автономии в раннем детстве [1]. Созависимость является базисной аддикцией, которая становится основой для возникновения других аддикций - от химических веществ, определённой активности, денег, работы, секса и т.п. Любая из них - только вершина айсберга и их устранение не затрагивает базовые аддиктивные механизмы [2]. Созависимость приводит к нарушениям на всех уровнях: физическом, эмоциональном, поведенческом, социальном и духовном.

С момента рождения до двух-трех лет формируется базовое доверие между матерью и ребенком. Если установление доверия завершилось успешно, то ребенок чувствует себя в достаточной безопасности, чтобы заняться исследованием внешнего мира и в возрасте двух-трех лет, завершить свое второе, психологическое рождение. Тогда ребенок научается быть психологически независимым от своей матери, научается полагаться на свою силу и самому управлять своим поведением. Развивается ощущение своего "Я", которое дает ему возможность научиться брать ответственность за свои действия, делиться, взаимодействовать, сдерживать агрессию, выражать свои чувства словами, эффективно справляться со страхом и тревогой. Если же эта стадия не завершена, ребенок становится психологически зависимым от других и не имеет своего четко ощущаемого "Я", которое выделяло бы его среди других [1]. Вырастая из отношений с матерью, созависимость транслируется и на все последующие близкие отношения во взрослом возрасте. Пытаясь завершить свое соединение, созависимый будет либо " прилипать", становясь очень привязанным, либо пытаясь завершить своё отделение, "убегать", не подпуская к себе близко. Причем, в разных отношениях он может иметь противоположные роли: в одних - "прилипающего", в других - "убегающего".

Созависимый - это человек, который позволяет чтобы поведение другого человека определяло его поведение и жизнь, и полностью поглощен тем, что контролирует действия этого человека - это может быть ребенок, супруг, родитель, друг. Контролируемый может быть больным умственно или физически, иметь разные формы аддикций.

Для созависимого человека характерно [3]:

  • Самообман, отрицание
  • Низкая самооценка, граничащая с ненавистью к себе
  • Чрезмерная озабоченность кем-то или чем-то при пренебрежении собой вплоть до полной потери собственного "Я"
  • Компульсивные действия (неосознанное иррациональное поведение, о котором человек может сожалеть, но все же продолжать действовать так же, как бы движимый невидимой силой)
  • Навязчивая потребность совершать определенные действия по отношению к другим людям (опекать, подавлять, возмущаться и т.п.)
  • Привычка испытывать одни и те же чувства (жалость к себе, гнев, раздражение и т.п.)
  • "Замороженные" чувства и связанные с ними проблемы в общении
  • Неумение разграничить ответственность за себя и за другого (взрослый отвечает за себя перед другими, созависимый отвечает за других перед другими и перед собой)
  • Потеря границ; созависимый позволяет себе вторгаться в чужую жизнь так же, как и другим позволяет вторгаться в свою, решать за себя "что хорошо для него, что плохо"

Выздоровление от созависимости - процесс длительный и многотрудный. И каждый созависимый, так или иначе, проходит в своем выздоровлении через 4 стадии [3].

Выживание. Этот этап характеризуется отрицанием своей проблемы, хотя смутные подозрения проблемности уже есть. Множество защитных механизмов способствуют отсрочке признания своего бессилия перед другими людьми и неуправляемости собственной жизни. Отрицается наличие разрушительных чувств. Cохраняется иллюзия, что поведение и решения продиктованы собственным выбором, а не компульсивностью, которая фактически и руководит жизнью. Отрицается ограниченность собственных возможностей, созависимый гордится тем, что благодаря своей силе воли может выдержать еще одно разочарование.

Переотождествление. На этой стадии приходит отчетливое осознание всей той боли, которой пронизана жизнь. Это осознание может наступить в результате кризиса и трагических событий, когда человек "достигает своего дна" или многое теряет. В системе отрицания образуется трещина, и через нее созависимый начинает видеть истинное положение дел. До вступления в этот этап человек уверен, что с ним все в порядке. На этот этап созависимые вступают, убедившись, что непризнание реальности принесет еще больше боли, чем ее признание. Признание своей созависимости дает облегчение - можно более объективно посмотреть на себя, свое прошлое и наконец-то посмотреть в будущее. Признание созависимости требует принятия ответственности за свое дисфункциональное поведение и признания ограниченности своих возможностей. Созависимый перестает относить неуправляемость своей жизни за счет своей неадекватности или нехватки силы воли.

Работа с ключевыми проблемами. Созависимый глубже и шире осознает свое бессилие и начинает использовать это осознание в практических делах. Чтобы продвинуться вперед, надо отступить от прежнего образа действий, который усугублял и затягивал проблему, не разрешая ее. Выздоравливающий принимает, что для успешных взаимоотношений каждый партнер должен быть независим и автономен. Наступает осознание того, что нельзя контролировать чувства другого человека, да и свои собственные чувства тоже нельзя держать под контролем. Нужно честно осознать свои чувства и реагировать на них здоровым и адекватным поведением.

Ре-Интеграция (достижение новой целостности). Выздоравливающий уже обратил свое поражение в добровольную капитуляцию, в готовность к изменениям и принятию. Он уже принимает себя таким, каковым является. Самоценность уже не надо заслуживать бесконечными личными достижениями или через взаимоотношения - она становится побочным продуктом поддержания целостности во всех сферах своей жизни. Достигается это благодаря осознанию, а не отрицанию, честности, а не скрытности, сознательному контакту со своими духовными устремлениями, а не высокомерию или дерзости.

Процесс выздоровления развивается до того момента, когда его уже нельзя называть ВЫЗДОРОВЛЕНИЕМ, и ему уже больше подходит название ЖИЗНЬ.

На каждом из этих этапов человека поджидают различные трудности и риски. Но самые большие опасности подстерегают на этапе осознания своего недуга, степени его укоренённости во всех сферах жизни. Как правило, это осознание происходит в ситуации кризиса. Созависимые часто оказываются в кризисном состоянии и склонны к "застреванию" в нем, переживая его намного острее, чем другие люди. Любая ситуация, нарушающая статус-кво, несущая неопределенность, требующая выбора, принятия ответственности за результат и ошибки, переживается как кризисная, т.к. требует серьезных изменений в привычном укладе жизни и моделях взаимоотношений. Но эти изменения воспринимаются как невозможные, т.к. в основе устоявшихся моделей отношений лежит мощная защита от чувства несостоятельности и высокой тревожности. И чем сильнее созависимый сопротивляется происходящим переменам, тем острее переживается кризис [4].

"Стандартные" риски этой ситуации - бегство обратно в созависимые модели поведения, с ещё более рьяным отрицанием своих чувств и потребностей, бегство в другие аддикции - поведенческие или химические, псевдо-сепарация.

В этой ситуации могут быть факторы, осложняющие процесс выздоровления и сообщающие этому процессу дополнительную интенсивность. Вот некоторые из них:

  • Отсутствие поддержки со стороны окружающих и близких людей
  • Сопротивление окружающих выздоровлению созависимого
  • Распутывание одновременно двух и более созависимых отношений
  • Проблемы в других сферах жизни - профессиональной, финансовой, прочих
  • Сочетание двух и более таких факторов

Под интенсивностью обычно понимается высокая интенсивность - большее, чем обычно, количество действий, факторов, сигналов на единицу времени. Здесь высокая интенсивность - это "обратная связь" от большего числа людей, с которыми созависимый состоит в отношениях, большее количество ситуаций взаимодействия с людьми и более глубокое рефлексивное восприятие этих взаимодействий. Ситуация, требующая повышенного внимания-бдительности и постоянных усилий, также характеризуется высокой интенсивностью. Здесь это - непрерывное наблюдение за проявлением и изменением своих моделей поведения, постоянный анализ своих чувств и мотивов, осознавание своего "сопротивления" и стремлений убежать от этого осознавания, принятие этого вызова и осознанное движение вперед, несмотря на боль и разочарование. Все эти факторы создают почву для возникновения специфических рисков интенсивности - количественно более сильных и/или качественно иных.

Данная стадия выхода из созависимости характеризуется осознаванием реальности проблем и интенсивными эмоциональными проявлениями.

Человек со всё большей отчетливостью и нарастающим ужасом осознаёт всю катастрофичность сложившейся жизненной ситуации. Он вспоминает свои мечты и истинные желания, которые, может быть, уже никогда не осуществятся. Понимает, что многого не успел и, может быть, уже не успеет. Понимает, что могло бы быть, если бы жил своей жизнью, а не чужой. Самообман, в котором созависимый пребывал долгие годы, оборачивается жесточайшим разочарованием, ощущением беспомощности, опустошённости и бессмысленности жизни.

Одновременно с этим происходит высвобождение своих так долго подавляемых негативных эмоций - главным образом, гнева, особенно в адрес родителей и членов семьи. Возможны проявления реактивной агрессии, вплоть до аффективных эпизодов. Происходит очень интенсивный по продолжительности и остроте выход боли, накопленной за всю жизнь. Обостряются чувства тревоги, вины, стыда и ненависти к себе, что ещё ниже опускает и так невысокую самооценку. Такое интенсивное проявление негативных эмоций, ранее невозможное, пугает и входит в конфликт с представлениями о должном поведении, а попытки контролировать эти выходящие чувства создают дополнительное напряжение. В результате разрушения прежних психологических защит проявляется обнаженность и болезненность чувств, повышенная чувствительность к мнениям и отношению других людей. Это состояние может сопровождаться навязчивым ощущением тотальной лживости своих поведения, всех слов и мыслей, ощущением непрекращающейся игры на публику и ощущением постоянного конструирования впечатлений о себе.

Этот период может длиться месяцы и даже годы. Время идёт, а ситуация как будто бы застыла. В таких условиях дефицита душевных сил, интенсивной "обратной связи" и кажущейся тщетности своих усилий, высок риск не справиться с чередой разочаровывающих "открытий" и интенсивного потока боли и негативных чувств. Все это может привести к различным психическим и психосоматическим расстройствам, различным формам десоциализации и асоциального поведения, и даже к суициду.

В данной статье я хочу обратить внимание только на некоторые следствия этой интенсивности, возможные в эмоционально-чувственной сфере человека. Я назвал их Отчуждением. Созависимость, по сути - это отчуждение от себя подлинного, жизнь в ложном "Я". И здесь риск выздоровления от созависимости - это опасность упасть в другие формы Отчуждения: Деперсонализацию как "психическое отчуждение" (по А.А. Мегрябяну) и Отчаяние.

Когда интенсивность боли и разочарования достигает предельных значений, возможны проявления деперсонализации. Деперсонализация - это состояние изменения или потери чувства собственного "Я" и "обезчувствование". Характерным является мучительное чувство душевной боли на фоне общего бесчувствия. Возникает ощущение нереальности окружающего мира и собственной личности. Нарушается восприятие собственного "Я" - "стал чувствовать себя роботом, автоматом", "как будто пропала душа", "стал как неживой". Возникает ощущение частичного или полного стирания черт своей личности, отсутствия мыслей и воспоминаний. Есть ощущение неестественности, "сделанности" своей жизни, чувств, эмоций; ощущение наблюдения со стороны за собой, своей жизнью и действиями. Ощущение, что жизнь проходит как в тумане или во сне, будто вокруг разворачивается театральное действие, а я игрок в нём, и это происходит как бы и не со мной.

В этом состоянии проявляется психическая анестезия - утрата эмоциональных реакций на все окружающее, с мучительным переживанием полной душевной опустошенности. Окружающее воспринимается "тусклым", "бесцветным", как "через пленку" или "через мутное стекло". Исчезают "тонкие эмоции" - чувства привязанности, любви, нежности. Проявляется ангедония - неспособность переживать радость (даже от секса), доставлять себе удовольствие даже простыми развлечениями (кино, чтение, музыка). Человек может стать равнодушным к чужим страданиям, безжалостным. Притупляется переживание даже негативных эмоций. Нет разного "настроения" - есть неизменный "серый" эмоциональный фон. Деперсонализация является защитным механизмом психики от чрезмерных негативных переживаний и психотравмирующих воспоминаний, от сильного стресса и чрезмерной тревоги. Несмотря на то, что деперсонализация сопровождается значительным искажением или изменением субъективного восприятия реальности, сохраняется критическое восприятие себя, собственных ощущений и переживаний, сохраняется способность отличать реальность от воображения и фантазий. Деперсонализация имеет тенденцию к затяжному течению и в некоторых случаях ее продолжительность составляет многие месяцы и даже годы. Деперсонализация является мучительным состоянием, часто приводящим к суицидам [5].

Один из самых больших рисков этого времени - отчаяние. Грех один только и есть смертный - уныние, потому что из него рождается отчаяние, а отчаяние - это уже, собственно, и не грех, а сама смерть духовная [6]. Вот что написал об отчаянии Святитель Игнатий: "Самый тяжкий грех - отчаяние. Этот грех уничижает всесвятую Кровь Господа нашего Иисуса Христа, отвергает Его всемогущество, отвергает спасение Им дарованное, - показывает, что в душе прежде господствовали самонадеянность и гордость, что вера и смирение были чужды ей. Более, нежели от всех других грехов, надо храниться, как от смертоноснаго яда, как от лютаго зверя, от отчаяния. Отчаяние - злейший грех между всеми грехами. Созревшее отчаяние обыкновенно выражается самоубийством или действиями, тождественными самоубийству". Отчаяние представляется отчуждением уже не только от себя, но и от Бога - в утрате веры и надежды, в отказе от смирения и своего креста.

Созависимость является настолько всепроникающей, что может годами и десятилетиями не осознаваться как дисфункциональный образ жизни. Избавление от созависимости, по сути - экзистенциальный кризис. Высокая интенсивность этого процесса - всегда на грани чрезмерности и срыва, но это ещё и возможность для более быстрого, более глубокого и более масштабного исцеления как обретения целостности.

"Там, где раньше можно было обнаружить только внушающую страх пустоту или не менее жуткие фантастические видения, неожиданно обнаруживается изобилие жизненных сил. Это не возвращение домой, ибо дома никогда не было - это обретение дома" [7].

ЛИТЕРАТУРА

  1. Уайнхолд Б., Уайнхолд Дж. Освобождение от созависимости. М.: Независимая фирма "Класс", 2002. 224 с.
  2. Понизовский А.М., Ротенберг В.С. Психологические механизмы зависимых отношений и методы их психотерапевтической коррекции // Психологический журнал. 1987, N 2, с. 118-124.
  3. Ананьева Г. А. Семья: химическая зависимость и созависимость. Работа с созависимостью. Казань: Общественный Фонд "Выбор", 2002. 30 с.
  4. Емельянова Е. В. Кризис в созависимых отношениях. Принципы и алгоритмы консультирования. СПб.: Речь, 2004. 368 с.
  5. Нуллер Ю.Л. Диагностика и терапия деперсонализационного расстройства. Режим доступа:
  6. Соловьев В.С. Три разговора о войне, прогрессе и конце всемирной истории, со включением краткой повести об антихристе и с приложениями. 
  7. Миллер А. Драма одарённого ребёнка и поиск собственного Я / Пер. с нем. - М: Академический проект, 2006. 144 с.
 
knopka up