Заказ обратного звонка

Оставьте свой телефон и мы перезвоним в удобное для вас время!

Заказ обратного звонка

Ваша заявка принята. Ожидайте звонка.

Публикации, материалы экзистенциальных конференций

 ПЕЙ, КУРИ И ЖРИ ПОБОЛЬШЕ – БУДЕШЬ ЖИТЬ ГОРАЗДО…?

ЭКЗИСТЕНЦИАЛЬНЫЕ АСПЕКТЫ ЗАВИСИМОСТИ И СОЗАВИСИМОСТИ

Е.С. Гольдшмидт

Вместо введения

Всем известно выражение, претендующее то ли на звание народного афоризма, то ли на вариант черного юмора: «Пей, кури и жри побольше – будешь жить гораздо дольше!» Еще один вариант: «Кто не курит и не пьет – тот здоровеньким умрет!» Казалось бы «каждому» известно, что это не просто не так, но для того, чтобы долго и хорошо жить (не задаваясь вопросом «зачем?»), необходимо избавиться от этих «вредных привычек», а точнее – от зависимостей. Не сегодня началась активная борьба с ними, но ее накал все растет, как растет и количество «борцов» с обеих сторон, и что-то не видно в перспективе победы борцов «за здоровье, за благо нации». Может в нашем королевстве что-то не так? Может необходимо разобраться в этом? Этому и посвящена данная статья.

Все на благо человека

Современная цивилизация силами своих различных институтов, социальных групп, сообществ и конкретных членов, формирующих частные интересы, ценности, создает для жизни ее рядового представителя все более и более невыносимые условия, хотя основной тезис в современном обществе – «все на благо человека»! Но эти блага с одной стороны, могут быть достигнуты (оплачены) различными видами деятельности, часто не совпадающими с интересами и индивидуальными качествами субъекта. С другой стороны «блага» являются средствами замещения, средствами компенсации понесенного урона, скорее даже симулякрами (от лат. simulo, «делать вид, притворяться» — «копия» или знак, не имеющие означаемого объекта в реальности), не позволяющими получить удовлетворение потребностей.

Человек активно ищет что-то, что способно хоть как-то компенсировать телесный и душевный дискомфорт, который нарастает по мере усиления его социально одобряемой деятельности. Чем более социальная жизнь вынуждает делать то, что вызывает стресс, чем более этот стресс провоцируется средствами массовой информации – тем более растет потребность в позитивных эмоциях.

Как только возникает такой спрос, тут же появляется и предложение. Чем цивилизованнее, современнее, урбанистичнее жизнь, в которой живёт человек, тем больше на его пути встречается предложений и вариантов получения удовольствия. Можно сказать, что современная цивилизация специализируется на производстве удовольствий. Практически все товары и услуги направлены на то, чтобы человек получал удовольствие, совершая «внешнюю» работу, используя какие либо материальные, технические средства. Сами же эти средства, их производство и распределение становятся постепенно центром цивилизационной, экономической деятельности. Всем становится выгодно, чтобы каждый конкретный человек не делал шагов на пути к себе, а оставался в зависимом положении от потребляемых продуктов компенсации, от симулякров.

Человеку предлагается платная услуга - имитатор комфорта. Он может заесть свой дискомфорт, внутреннюю неудовлетворённость при помощи вкусной пищи, пойти в казино, скупить в магазине все подряд, взяв кредит в банке. Если человек страдает от внутреннего одиночества, ему предлагается уйти с головой в работу,  погрузиться в мир секса, компьютерные миры. Какой вариант камуфляжа внутренней бесцельности внешними удовольствиями человек выберет  - зависит от стечения обстоятельств и от особенностей его внутреннего мира. Заменитель цели может быть наркотическим, игровым, сексуальным, религиозным и т.д.

Но, любые из заменителей, только укрепляют искусственность, виртуальность  создаваемой реальности (от лат.realis — вещественный, действительный, воспринимаемый), они занимают все большее место в жизни, и наконец, подчиняют себе всю жизнь человека. Т.о. человек все более погружается в виртуальную реальность. Поскольку не происходит удовлетворения основных жизненных потребностей, то эта реальность поглощает все силы, всё время. Человек становится рабом своего искусственного мира. Это происходит тем быстрее, чем чаще он выбирает химические заместители и тем медленнее, чем более для построения искусственной реальности он изменяет своё поведение, интеллектуализирует его, активно использует свою фантазию, создает свою сказку.

Аддиктология

Исследованием зависимостей занимаются не только медико-психологические дисциплины (психиатрия, психология, психотерапия), но и биофизика, физиология, социология, философия. Существует даже отдельная наука – аддиктология  (от лат. addictio — присуждение, «addictus» означает «приговаривать свободного человека к рабству за долги»).

  В результате интенсивных исследований за последние десятилетия понимание механизмов и сущности зависимости значительно изменилось и расширилось. Под зависимостью стали понимать любую форму существования, при которой человек, воспринимающий реальность как дискомфортную, избегает её, вместо того, чтобы попытаться её изменить. Причём в качестве способа избегания выбирается искусственно изменённое состояние сознания (ИСС). Т.е., зависимое поведение направлено на поиск особой, «идеальной» реальности. Это нередко скрываемый и даже отрицаемый самим человеком  поиск. Он связан с  неудовлетворённостью «естественной», константной  реальностью и с невозможностью получить удовлетворение естественным путём. Особенности созданной реальности и тип взаимодействия с ней таковы, что носят очень часто деструктивный характер, т.е. разрушают здоровье, жизнь человека и его окружения.

Хорошо там, где нас нет

Встает вопрос, уже затронутый выше – по какой причине человек не может удовлетвориться той реальностью, которая его окружает? С точки зрения экзистенциальной психологии (от лат. exsistentia - существование) – подлинное бытие личности обнаруживается благодаря углублению ее в себя с целью выбрать максимально независимый от кого-либо «жизненный план». В тех же случаях, когда открытость индивида будущему исчезает, когда он не видит перспектив своего развития (т.е. не верит ни во что), он начинает ощущать себя заброшенным, его внутренний мир сужается, исчезает перспектива будущего, сжимается прошлое, возможности развития остаются за горизонтом видения и возникает невроз.

Кстати, о вере и видении. «Вера же есть осуществление ожидаемого и уверенность в невидимом» (К Евреям 11:1). Вера и видение – это очень близкие понятия – почти синонимы, происходящие от санскритского корня «vṛt» (вертеться, существовать, фокус). Он связан с корнямми «wēr » (истина, ведать, знать, предвидеть) и «veda» (священное знание). Один из удачных переводов – вера как видение перспектив развития. Чего мы ожидаем от будущего? Что ожидаем, то и получим – это принцип веры. В этом определении можно поставить вместо слова «вера» слово «видение» и от этого смысл не пострадает.

Смысл экзистенциального подхода в том, чтобы помочь человеку осознать себя свободным существом, способным к самодетерминации, самопрограммированию, к жизнетворчеству (Д.А.Леонтьев). Это проявляется в первую очередь в способности формировать свою собственную реальность, свою картину мира.

По этому поводу К. Медоуз пишет: Физическая реальность - это лишь малая часть того, что возможно для восприятия в пределах нашего целостного существа. Поскольку реальность есть воспринимаемое, а не только наблюдаемое, нетрудно предположить, что существуют реальности, отличающиеся от той, которую мы воспринимаем в обычной, повседневной жизни. Если называть повседневную реальность обычной, то любую другую реальность можно назвать необычной. В этих реальностях не действуют физические законы, применимые в обычной реальности, так как они существуют на иных уровнях бытия - в других измерениях - и могут быть восприняты лишь в измененном состоянии осознания…. Такое перемещение приводит к измененному состоянию осознания и восприятию новой реальности. Измененное состояние осознания как бы «подключает» сознание к иному аспекту нашего целостного существа. При этом необходимо, чтобы опыт восприятия был сохранен и перенесен в обычную реальность для оценки и анализа.

Для того, чтобы такое стало возможно, необходима серьезная внутренняя работа, которая начинается с формирования внутренних ценностей, смысла жизни, картины мира, жизненного пути. В таком случае выбор цели, расположенной внутри собственного внутреннего мира даёт человеку состояние внутреннего спокойствия, цельности, смысла, правоты. Его можно сравнить  с состоянием «полёта», «нахождением в течении», «одухотворением», даже «экстазом».

Выбор цели

Не плыви по течению,

не плыви против течения

 – плыви туда, куда тебе надо!

Афоризм

Ограничение выбора ведёт в противоположном направлении и приводит к состоянию зависимости. Отказываясь от свободного выбора, человек лишается внутренней свободы, его силы и понимание ограничиваются тем, что необходимо зависимости, его мир становится предсказуемым. Несмотря на полученную определённость и предсказуемость, человек утрачивает цель, смысл. Он входит в совершенно иное состояние. Человек испытывает ощущение «неполноты» жизни, «внутреннего раскола, несогласия» даже в самые приятные моменты реализации зависимости. Как бы легко и быстро он не двигался к ложным целям, как бы удачно и эффективно он не достигал желаемого, он продолжает интуитивно чувствовать, что движение в ту сторону, для которой он создан остановилось. В итоге человек ощущает бессилие, даже когда у него достаточно сил для целей зависимости и бессмысленность, внутреннюю пустоты, когда в его жизни всё ясно.

Жить с ограничениями выбора - значит не иметь радости от своих действий. Это сопровождается дискомфортом во всех сферах жизни человека из-за ограничений имеющегося выбора.  Из эмоций преобладают вина, обида, тоска, безразличие. Действия не приносят радости, и человек ищет попытки получать удовольствие, не предпринимая ничего существенного. Отношения сводятся к манипуляциям и полны лжи, безответственности.

Обобщим сказанное

Зависимость – это непреодолимая, неконтролируемая, чрезмерная, нарастающая подчиненность своего выбора внешней ложной цели, сопровождающаяся полной невозможностью и выраженным дискомфортом выбора собственных целей, их прогрессирующим забвением (страсть). Основополагающий критерий зависимости - появление принципиально новых переживаний реальности. Это состояния искусственной, суррогатной, виртуальной реальности. В терминологии психиатрии это называется  «особыми состояниями сознания» и «сумеречными расстройствами сознания», в терминологии психотерапии – это «измененные состояния сознания» (ИСС).

Жизнь при зависимости полна дискомфорта и вынуждает человека искать выход. Поскольку он уже привык имитировать, фальсифицировать жизнь, то продолжает искать новые способы имитации. Теперь он ищет то, что способно скрыть дискомфорт и вызвать положительные эмоции. И только тогда, когда человек находит внешний заменитель дискомфорта, зависимость приобретает форму, видимую для окружающих. К тому времени, когда человек выберет внешнее средство, помогающее уйти от состояния дискомфорта, его зависимость уже сформирована, выбор уже ограничен. Можно говорить, что человеком овладевает страсть. Человек выбирает только внешний способ, при помощи которого он будет продолжать имитировать реальность вокруг себя, форму, в которой зависимость будет существовать. Итоговая зависимость определяется способом, которым удобнее поддерживать ограничения своего выбора и уже созданную искусственную реальность. При этом зависимый «честно» убежден, что без объекта его страсти ему невозможно жить.

Зависимости могут быть разделены по видам искусственных реальностей и способов избегания действительности. Т.е. зависимости могут быть связаны не только с чем-то конкретным, материальным, но и с самыми разнообразными сферами жизни. Спектр зависимостей огромен, можно начинать от нормальных привязанностей, увлечений, способствующих самосовершенствованию до болезненных вариантов зависимого поведения, приводящих к серьёзным проблемам. Исходя из того, каким способом человек избегает реальности, выделяются химические (фармакологические) и субстанциональные зависимости. Нередко в отдельную группу выделяют пищевые зависимости.

К химическим зависимостям относятся самые изученные и известные формы аддикций. Это алкогольная, наркотическая (в том числе токсикомания, лекарственная зависимость) и никотиновая  зависимость. При этом в качестве средства, способствующего избеганию реальности, используется химическое вещество, активно действующее на психику (так называемое психоактивное вещество, ПАВ). Такие вещества, как правило, являются наркотическими или токсическими. Интересно, что практически все эти агенты вызывают резкое изменение скорости течения субъективного времени, что приводит к «выпадению» человека из привычного пространства-времени в особое виртуальное. В некоторых случаях наблюдается обратная картина – искусственное «впадение» в современный темп жизни, его ускорение (курение, кофе и др.).

Пищевая зависимость – группа состояний, сопровождающихся изменением пищевого поведения (ожирение, булимия, анорексия, склонность к диетам и т.д.). К пищевым зависимостям также разнообразные вкусовые аддикции - зависимость от вкуса кофе, шоколада, сливок и т.д. В этих случаях центр действия переносится на телесные механизмы, меняется соматическая организация, хотя от предыдущей формы нет качественных отличий.

В последнее время все большее внимание привлекают субстанциональные зависимости. В качестве средства избегания в них используется определённая активность человека, включённость в специфический процесс (спорт, хобби, игра, работа и т.д.). Другой вариант такой зависимости – использование в качестве средства для бегства из реальности другого человека, отношений с ним, предметов и явлений окружающей действительности, вызывающих различные эмоциональные состояния. Такие зависимости еще менее очевидны, однако их проявления и последствия весьма схожи с химическими, особенно в том, что касается психологических признаков, а иногда – и соматических.

Самые распространённые зависимости:

Зависимость от идеологий (культизм, сектанство), экзистенциальная зависимость (поиски смысла жизни, метафизическая интоксикация, зависимость от психотерапии).

Зависимое пищевое поведение (ожирение, склонность к диетам, голоданию).

Зависимость от внешности.

Сексуальная зависимость (донжуанизм, нимфомания, порнозависимость и т.д.)

Одиночество как вариант зависимости.

Созависимость (зависимость от контроля значимого человека)

Кибераддикция, виртуальная зависимость (Интернет-зависимость, гейм-аддикция).

Информационная зависимость от СМИ, PR, TV-аддикция, зависимость от рекламы.

Экономическая зависимость (от иерархии, денег).

Гемблинг (зависимость от азартных игр).

Трудоголизм (синдром профессионального сгорания).

Шопинг.

Гаджет-аддикция (зависимость от приборов, в т.ч. мобильная аддикция).

Хобби, привязанность к домашним животным, коллекционирование и аудиофилия.

Зависимость от ограничивающих убеждений (психические расстройства, психосоматика).

Виктимная зависимость. Аутоагрессивное (в т.ч. мазохизм, суицидальное поведение и т.д.) и агрессивное, криминальное поведение (в т.ч. садизм, терроризм, комбатант - аддикция).

Зависимость от перенесённых расстройств, травм, болезней (постстрессовый синдром, последствия тяжёлых болезней, утрат и т.д.).

И этот список постоянно пополняется изобретательными искателями суррогатного счастья. Путь зависимости становится самым популярным способом выжить в современной жизни, приспособиться к ней, пусть даже результат выживания лишь отдаленно напоминает нормальную жизнь.

Согласно литературным данным у всех этих зависимостей наблюдается сходная распространённость - около 5%. Каждый современный человек имеет опыт минимум одной такой зависимости, а многие из нас является носителями нескольких зависимостей. Наиболее удачливым удаётся поменять зависимости, начинающие приносить страдания на новые, временно приятные, иногда этот процесс циклически продолжается всю жизнь. Большинство людей даже не подозревают об уровне своей зависимости, степени ограниченности своего выбора. Именно из-за постоянной психологической несвободы, воспринимаемой как вариант нормы, так яростно современный человек отстаивает свои политические и юридические свободы, что мы видим на митингах, в средствах масс-медиа.

Кто предрасположен к зависимости?

Наиболее очевидный ответ на этот вопрос – зависимость является уделом людей, которые не способны сопротивляться своим желаниям, рассуждающих по принципу «хочу и никаких гвоздей». Такое «объяснение» не менее наивно и поверхностно, чем соответствующий образ зависимого человека. На самом деле, путь «хочу и точка»», является девизом человека, достигающего своей цели несмотря на препятствия. Зависимый же человек отворачивается от себя, самой достойной цели из-за необходимости преодолевать препятствия. По сути дела его девиз противоположен - «не хочу самого себя и всё!».

К зависимости склонен тот, у кого нет достойной цели и поэтому он постоянно ощущает дискомфорт. Тягостность переживаний усиливается во время стрессовых, критических ситуаций. Именно благодаря тому, что внутри плохо, человек чаще совершает свой выбор в пользу комфорта, который постоянно ищет вовне. Это соответствует оральному типу характера по В. Райху и А. Лоуэну или преобладанию фактора С (депрессия, привязанность) по Л. Сонди.

Т.о. зависимость – это способ бегства от внутреннего неблагополучия, внутренней бедности к внешней иллюзии красоты, счастья и праздника. А разные наркобароны, владельцы казино, производители многочисленных соблазняющих товаров и восхваляющей их рекламы и прочие «паразиты» лишь обеспечивают спрос предложением.

В наркологии считается, что зависимость развивается у людей, которые обладают определёнными качествами личности, т.е. особым устройством внутренней реальности и своим способом взаимодействия с миром. Людям, злоупотребляющим различными видами наркотических веществ (или др.), присущ ряд общих черт. Это слабое развитие самоконтроля, самодисциплины, низкая устойчивость к всевозможным стрессорным воздействиям, неумение прогнозировать последствия своих действий и преодолевать трудности, эмоциональная неустойчивость и незрелость, склонность неадекватно реагировать на фрустрирующие обстоятельства, неумение найти продуктивный выход из психотравмирующей ситуации, т.е. по сути глобальная задержка личностного развития в состоянии ребенка.

Наркозависимые склонны к нарцисцизму и к пассивному поведению, а также к сильному стремлению получить удовольствие, такие личности не выносят никакого напряжения, не переносят боли, разочарования и ожидания. Существуют черты личности, выступающие предпосылкой для дальнейшего развития наркомании: эмоциональная незрелость; неполноценная (точнее смешанная или незрелая) психосексуальная организация; агрессивность и нетерпимость; слабые адаптационные способности; склонность к регрессивному поведению; неспособность к искреннему общению с партнером и т.д.

Описания зависимой личности включают такие черты как  внушаемость и подражательность, прогностическая некомпетентность, ригидность и упрямство, наивность, простодушие и чувственная непосредственность, любопытство и высокая поисковая активность, максимализм, эгоцентризм, яркость воображения, впечатлений и фантазий, нетерпеливость, склонность к риску и «вкус опасности». И вот тут мы опять приходим к проблеме виртуальной реальности и ИСС – здесь заложен громадный творческий потенциал, который лишь в незначительной степени используется современным обществом, государством, цивилизацией. В качестве культовой модели ситуации очень подходит известный фильм «Матрица».

В более поздний период развития зависимости при негативном, наиболее часто встречающемся, варианте развития первичная личность начинает изменяться. Внутренние конфликты обостряются, а слабая психическая адаптация становится все более очевидной. Последствия хронического использования симулякров приводят к усилению пассивности и лени, безразличию к своему внешнему виду, к бесплодному фантазированию и невозможности принятия решения, а также к абсолютной неспособности к длительным усилиям. Нравственная и этическая деградация (или недоразвитость?!) является отличительной чертой хронического наркомана. При этом химические зависимости ведут к этому иногда с первого употребления!!!

В Международной классификации болезней МКБ-10 личности зависимого типа соответствует несколько критериев:

1. Стремление отказаться от ответственности, особенно при принятии решений.

2. Предпочтение мнений других собственной оценке событий. Готовность любой ценой  заслужить положительную оценку, лёгкая ранимость при  малейшей критике или неодобрении.

3. Страх быть отвергнутым, плохая переносимость одиночества, ощущения опустошенности или беспомощности в одиночестве.

Механизм формирования зависимости включает два базовых компонента. Он может быть запущен любым из них.

1. Диссоциация внутренней реальности (расщепление, разделение) на «Я» и «не Я». Этот компонент связан с тем, каким образом человек переживает отдельность самого себя, собственное своеобразие. Это та область его внутренней или внешней реальности, которая по тем или иным причинам оказывается для него неприемлема, дискомфортна.  Возникает так называемая диссоциация, разделение самого себя. Это уменьшает явления дискомфорта, боли. Такой механизм формируется с детства с целью выжить, обеспечить свою сохранность. Например, отторгается отсутствие любви со стороны родителей,  болезни, уничижающие оценки и т.п. Человек теряет контакт с той частью субъективной реальности, которую отвергает, перестаёт ей доверять, отказывается воспринимать не только сигналы, извещающие о дискомфорте, но и сигналы о потребностях.

2. Изоляция внутренней реальности. На данном этапе развития диссоциации человек, стремящийся к отношениям, к тому, чтобы разделить себя, свою жизнь с любимым человеком обнаруживает, что он имеет свою собственную позицию, которую невозможно разделить ни  с кем. Это приводит к одиночеству и негативному восприятию мира. Для избегания одиночества человек пытается буквально физически слиться с другими, раствориться среди них. Но так он прежде всего, разрушает собственную уникальность. При этом он уничтожает свою реальность, чтобы освободиться от позиции, миссии – главной причины своего одиночества. Для этого приходится передавать свою реальность во власть другому человеку.

Эта ситуация хорошо моделируется одной из самых распространенных форм химической зависимости – алкогольной. Согласно концепции А.Г.Дугина алкоголем (от средневек. лат. alcohol, от арабск. الكحل (al-kuħl) «порошкообразная сурьма»)  суфии, исламские эзотерики называли свое «тайное учение», «внутреннюю инициатическую доктрину». Практически такое же отношение к алкоголю (как правило – к вину) было у даосов, шаманов, каббалистов. Показательно так же значение слова «спирт» - от лат.spīritus «дыхание, дух, душа», употребляемое в Европе. Способность алкоголя вызывать у человека состояние эйфории, завуалировать его внутренние заботы и сформировать сопутствующие визуальные представления уже в глубокой древности воспринималась людьми как свойство безусловно сакрального типа (например широко распространенные Дионисийские таинства в Аттике и аналогичные культы в других странах).

Но, естественно, простое опьянение не гарантирует достижения внутренней истины. Это лишь путь к ней и как всякий путь, он может быть успешным, а может и окончиться ничем. Второй вариант в современном мире встречается в подавляющем большинстве случаев. Если человек ступил на этот путь, он уже никогда не останется прежним, даже если заблудится – это необратимый процесс.

Стиль мышления зависимого человека сочетает в себе вербально аналитические и художественные наклонности, иногда с признаками резонерства, патологической лжи, что может свидетельствовать о нарушении взаимодействия полушарий головного мозга. Можно предполагать, что у зависимого происходит резкая поляризация работы полушарий – в «нормальном» состоянии, если таковое сохраняется, активизируется левое; в состоянии ломки – правое, а в состоянии «кайфа» - они взаимодействуют в особом режиме.

Патологическая лживость – характернейшая черта наркозависимого – он «врет, как дышит». Какими честными глазами он смотрит! Не поверить ему невозможно, скорее, можно не поверить собственным глазам, видящим «булавочный зрачок», явный признак наркотической интоксикации. Наркозависимый врет вполне искренне, он сам верит в то, что говорит, что свидетельствует об избыточной активности левого полушария, не координированного с правым.

Нарушение координации полушарий обуславливает неспособность сформировать адекватную «перспективу Я». То есть, наркоман не осознает связи между тем, что он делает «здесь и сейчас» и последствиями того, что он делает. Он не видит дальних перспектив своей жизни. Негативное отношение к себе, к своему прошлому резко ослабляет возможности формирования будущего. Вообще, наркозависимые, как правило, в глубине души относятся к себе, как к людям конченным, как к смертникам, живут по принципу «лучше один раз наесться сырого мяса, чем триста лет питаться падалью».

В связи с этим необходимо рассмотреть вопрос о «Картине мира» зависимого. Наиболее адекватным понятием картины мира представляется определение ее как исходного глобального образа мира, лежащего в основе мировидения человека, представляющего сущностные свойства мира в понимании его носителя. Картина мира проявляет образы мира, связанные с жизнедеятельностью человека, с другой стороны, возникают новые образы мира. Индивидуальная картина мира включает в себя личную и социально-культурную компоненты.  Последняя служит социальной потребности достичь единства (хотя бы близости) видения действительности, создать средство,  обеспечивающее интеграцию индивидов и групп и возможность общего руководства разнообразными трудовыми, социальными процессами.

Картина мира является системой координат, позволяющих определять основные направления жизнедеятельности человека, его важнейшие цели, определять отношение человека к миру.  Выделяются три самых часто встречающихся типа, три способа отношения к «миру», заключающие в себе соответствующую установку, направленность жизнедеятельности людей. Первый сопоставляется с конфуцианским и даосистским типами религиозно-философских воззрений (приспособление к миру), второй — с индуистским и буддистским (бегство от мира), третий, распространившийся в Европе,— с иудаистским и христианским типом (овладение миром). 

Наркомания – семейная болезнь.

Если в семье кто-то страдает какой либо зависимость, то почти всегда обнаруживается, что что-то нарушено в климате семьи, что-то болезненно в семейной структуре и функции. И почти всегда прослеживается, что это нарушение устойчиво, что оно существовало еще до того, как зависимость сформировалась. Но когда один из членов семьи стал зависимым, семейная структура нарушается грубо (особенно при различных наркозависимостях), болезненно для каждого члена семьи, акцентируясь на нарушенных функциях, отношениях. Болезнь одного члена семьи превращается в болезнь каждого и болезнь семьи в целом.

Мания становится специфическим способом жизни. Особый «наркоманский» способ жизни носит для зависимого очевидный приспособительный характер, позволяющий ему приспособиться к жизни с наркотиком. Если изменения в жизни семьи, порождаемые развитием наркомании, соответствуют тенденциям развития семьи и зависимый бессознательно извлекает из них какую-либо выгоду, получает то, что он не может получить другим путем, то зависимость от наркотика приобретает для наркозависимого социальный смысл. Но выгоду при этом может получать и другой член семьи – созависимый (по типу «бьет, значит любит»).

Постепенно зависимость становится суррогатной, но при этом чрезвычайно эффективной, «заместительной» личностью. В жизни зависимого начинают активно действовать две личности. Такое развитие в отдельных аспектах взаимодействия субличностей может быть сходным при наркомании и шизофрении. Здесь уместно говорить скорее не о расщеплении личности, а о конфликте между личностью и заместительной личностью зависимого.

 Возникают такие отношения, которые способствуют поддержанию психологических механизмов наркотизации. Из этого вытекают два очень важных следствия. Во-первых, члены семьи зависимого сами нуждаются в помощи не меньше, чем зависимый (это состояние и называется «созависимостью»). Во-вторых, того, чтобы «вытащить» больного, члены его семьи должны нормализовать саму семью, возвратить в семью здоровый климат.

Созависимость.

Созависимость (co–dependence) — патологическая, аффективно окрашенная зависимость от другого человека, когда центрированность на его жизни приводит к нарушению адаптации. Чаще всего наблюдается в семьях алкоголиков и наркоманов. Возникает на фоне длительного нахождения в стрессовой ситуации, когда используются подавляющие правил, которые не позволяют открыто выражать свои чувства и прямо обсуждать личные и межличностные проблемы. Предпосылкой возникновения созависимости у индивида является снижение самооценки, слабая концепция своего Я, отсутствие четких представлений о том, как другие должны к нему относиться. При этом созависимые взаимоотношения с другими необходимы для подпитки собственной ценности, для получения оценки себя извне. Здесь опять необходимо вспомнить о страсти!

Несмотря на кажущуюся мягкость, созависимые лица проявляют такое качество, как ригидность, выражающуюся в том, что их трудно в чём либо убедить, предложить им альтернативу. Очень часто у них отмечается нечестность, отсутствие или нарушение морали, успешно скрываемое от посторонних. Нечестность проявляется в стремлении создать впечатление отсутствия проблем, кризиса в отношениях. Отсутствие морали связано с тем, что у этих людей слабо выражена духовность, им свойственна излишняя приземлённость.

Эти качества наиболее сильно проявляются, когда созависимые на словах, часто достаточно яро проявляют свою нетерпимость к поведению зависимых, но при этом сами неосознанно, негласно поощряют, провоцируют их на продолжение своей практики. В общественной жизни часто это самые последовательные борцы, адепты «здорового» образа жизни и т.п.

Измененное состояние сознания (ИСС)

У зависимого изменяется и даже прерывается единство временной структуры: подавляется будущее, прошедшее, одновременно изменяется и система актуального настоящего, заменяется потоком неуправляемых образов, влияющих на поведение, сферу удовольствий, желаний, с их преобладанием над реальностью. Формируется потребность в подавлении указанных систем личности и сознания. Один из наркоманов,  так выразил свое субъективное отношение к изменению временной перспективы и восприятию времени в состоянии наркотического опьянения: «Одной ногой в будущем, которого нет, другой ногой в прошлом, которого тоже нет, и все время писаешь на свое настоящее, а чтобы не чувствовать мокрых штанов – жрешь наркотик…»

Аддикты в большей степени готовы понимать и видеть то, что они хотели бы понимать и видеть, и стремятся не видеть того, что они полагают нежелательным, а если все же нечто нежелательное уже воспринято, то сознание стремится разрушить такого рода восприятия, преобразуя их во что-то такое, что отвечало бы желаниям человека. Вышеперечисленных процессов вполне достаточно, чтобы сделать понятной идею «прострации» (лат.prostratio, от лат.prosterno — крайняя степень изнеможения, расслабленности, упадка психической активности). С этой точки зрения резко возрастает ценность некоторых ИСС, как попыток выхода из «прострации», или хотя бы осознания нашего образа мира как одной из многих возможных интерпретаций реальности.

ИИС в нашей культуре традиционно ассоциируются в первую очередь  с наркотиками.  Многие культуры придают измененным состояниям гораздо больше значения, чем просто развлечениям (см. выше). Если  посмотреть на различные культуры, то наверное трудно найти такую, где бы не употреблялись психоактивные вещества или поведенческие методы достижения ИИС. Кроме того, восточные традиции весьма богаты описанием измененных состояний сознания. Современная западная психология, особенно психотерапия, а так же культура буквально черпают восточную мудрость как из бездонного колодца. В 60-е годы в США происходили сильные изменения в массовом сознании и во многом благодаря повальному употреблению ЛСД (тогда ещё разрешенному).

Стихийно возникающие ИСС  являются необходимым, поистине неотъемлемым элементом познания человеком   окружающего  мира.  Как  считает  Е. Брюн,  человек осваивает   окружающий   мир    не   автоматически,   а  через последовательный ряд ИСС. А возникают они   в  ситуациях   первичного   восприятия,   когда  человек сталкивается с чем-то, ранее  для него  неизведанным, никогда не встречавшимся. В эти особые  моменты  у него  и просыпается особое - первичное, «природное», целостное, квантовое, когерентное мышление.

 По  мнению  известного  исследователя механизмов сознания В. Налимова, ИСС достигается, когда  удается снять организующую  роль  логического сознания, связанного  с языком,  с  осмыслением  информации, в логически непротиворечивых построениях  и  упорядочиванием, в  привычных категориях  «причина-следствие» и «пространство-время». Одним из известнейших способов такого снятия является сказка. Характернейшие особенности сказок – чудеса, феномен Ивана-дурака, Змея-Горыныча, Золотой рыбки и т.п. соответствуют основным критериям виртуальной реальности, ИСС. Эти истории описывают как процессы формирования зависимости, созависимости, так и стратегии выхода из них. На уровне психотерапии это проявляется в методиках сказкотерапии, библиотерапии и духовно-религиозной терапии. В этой связи хочется обратить внимание на расширяющуюся практику создания сказочных реальностей в средствах масс-медиа.

С точки же зрения психофизиологии  эти  состояния  связаны  со сменой распределения  ролей между  полушариями  головного  мозга. Они соответствуют     переходу    от    привычно-стереотипного,  культурно-опосредованного   способа   мышления (логического,   словесного,  левополушарного)  к   эволюционно древнему,  природно-естественному  (образному,  невербальному, правополушарному).   Тем самым,  при  развитии ИСС действительно происходит  временный возврат к древним,  архаичным механизмам сознания  - «археопсихическое состояние» (по В. В. Макарову).

Заключение

Учитывая все вышесказанное, можно утверждать, что зависимость – это стремление включив правое полушарие перейти в ИИС, это стремление (страсть) изменить образ мира на более комфортный, заново интерпретировать его, создать свой собственный мир. По сути своей это творческий акт, но в разной степени успешный у разных людей! Необходимо обратить внимание на интересную взаимосвязь зависимостей и качества жизни, которое в свою очередь, связано с ее продолжительностью. В кризисные периоды развития общества, в экстремальных условиях, в моменты интенсификации различных социальных процессов происходит не только увеличение количества разных зависимостей и зависимых, но и улучшение их адаптивных возможностей. При этом часто в ближайшей перспективе растет и продолжительность жизни, хотя и нельзя утверждать о наличии здесь причинно-следственной связи! Каково же будет окончание нашего названия? Решать вам!

   Литература:   

  1. Ананьев В. А. Легальные и нелегальные наркотики. Практ. Руководство по проведению уроков профилактики среди подростков. Часть 1. Издание 2, переработанное и дополненное. СПб, ГМНПП ''ИМАТОН'', 2000 – 96с.
  2. Светлов А.В. Зависимость от табака и алкоголя – путь решения проблемы // «Академия Тринитаризма», М., Эл № 77-6567, публ.17649, 05.09.2012
  3. А.Г.Дугин, Алкоголь и душа. Газета "Лимонка", 1997, "Русская Вещь", Арктогея, 2001, http://www.arcto.ru/modules.php?name=News&file=article&sid=238
  4. Котляров Андрей    Другие наркотики, или HomoAddictus: Человек зависимый  Изд-во Института Психотерапии, 2006 г.
  5. Колесов Д.В. Эволюция психики и природа наркотизма. МПСИ. МОДЭК, 2000.-395с.
  6. Гурвич И. Н.Выводы и рекомендации для программ первичной профилактики. — СПб., 2000.
  7. Гроф С. Психология будущего: Уроки современных исследователей сознания //С. Гроф; Пер. с англ. С. Офертаса. – М.: ООО ''Издательство АСТ'' и др., 2001. – 476с.
  8. Леонтьев Д.А. Жизнетворчество как практика расширения жизненного мира. 1-я Всеросс. научно-практическая конф. по экзистенциальной психологии: матер.сообщений. – М.: Смысл, 2001, с. 100-109
  9. Лоуэн А. Физическая динамика структуры характера / Пер. с англ. Е. В. Поле; под ред. А. М. Боковикова. — М.: Издательская фирма «Компания Пани», 1996. — 320 с., ил. (Перевод книги «PhysicalDynamicsofCharacterStructure»).
  10. Медоуз Кеннет. Там, где летают орлы. Шаманский путь к мудрости ФАИР-ПРЕСС,1999. - 352
  11. Макаров В. В. Избранные лекции по психотерапии. - М.: Академический проект, Екатеринбург: Деловая книга, 1999. - 416 с.
  12. Носов Н. Виртуальная психология. – М.,:«Аграф», 2000.
  13. Сонди Л.Судьбоанализ. — М.: Три квадрата, 2007. (BibliothecaHungarica)
  14. Ранняя диагностика злоупотребления психоактивными веществами в практике военно-врачебной экспертизы (методические указания). — М., 2000. — 40 с.
 
knopka up