Заказ обратного звонка

В настоящее время наш рабочий день закончен. Оставьте свой телефон и мы перезвоним в удобное для вас время!

Заказ обратного звонка

Ваша заявка принята. Ожидайте звонка.

Публикации, материалы экзистенциальных конференций

СВОБОДА В УСЛОВИЯХ ЗАВИСИМОСТИ

Н.В. Алафировская

«В каждом сердце скрыта тайна. Мы часто не замечаем ее и редко находим слова, чтобы говорить о ней, и все же именно она ведет нас по жизни. Эта тайна по большей части остается скрытой в глубинах нашего «я». Ее можно назвать стремлением к жизни, какой она должна быть. Разве не к лучшей жизни мы стремились все это время? Возможно, мы не всегда осознаем, что находимся в поиске, иногда нам даже кажется, что мы совсем отказались от него. Но снова и снова возвращается к нам смертельная тоска по жизни, которой мы достойны. Она совершенно призрачна. Приходит и уходит, когда ей угодно. Не один месяц может пройти, прежде чем она снова даст о себе знать. И хотя нам кажется, что она дразнит нас, а иногда заставляет жестоко страдать, когда она возвращается, мы знаем, что эта тоска бесценна. Потому что если бы мы смогли вернуть себе это желание лучшей жизни, отыскать его среди других чувств и принять как наше самое главное сокровище, мы раскрыли бы секрет нашего бытия»

-Джон Элдридж «Путь желания»

Часто задают вопросы: «Почему в детских домах такой высокий процент зависимых от ПАВ детей? Почему дети, живущие там, так агрессивны? Почему так много в детских домах суицидов?». Чтобы ответить на эти вопросы достаточно ответить на другой: что такое детский дом? Учреждение, которое спасает детей, попавших в трудную жизненную ситуацию? На наш взгляд, нет. Несомненно, детский дом вытаскивает детей из трудной жизненной ситуации, но спасает ли? Спасает ли от будущего, когда выходят в жизнь абсолютно к ней неприспособленные люди: не умеющие позаботиться о себе, не умеющие строить отношения, ценить, доверять, любить? Спасает ли от настоящего, которое формирует зависимых людей: зависимых от режима, от того, что скажут взрослые, от того понравишься ли «сильным мира сего» и т.п?

Что есть свобода для этих детей? В большей части сочинений на эту тему звучит, примерно, такая фраза: «Свобода – это когда я могу делать, что захочу: гулять, где захочу; есть, что захочу…». Вот она –высота полёта. Психологи считают, что свободу мы можем пережить лишь в отсутствии каких-либо ограничений. А детский дом предполагает ограничение в очень многих вещах, включая свободу слова, свободу действий, свободу выбора, не говоря уже об ограничении в отношениях: любви, близости, доверии.

Наиболее позитивное определение свободы можно найти у Кьергкегора который понимал свободу прежде всего как возможность (англ. рossibility). Последнее понятие происходит от латинского слова «posse» (мочь), который также составляет корень другого важного в этом контексте слова – «сила, мощь». Значит, если человек свободный, он является могучим и могущим, т.е. обладающим силой. Как пишет Р. Мэй, когда мы говорим о возможности в связи со свободой, то прежде всего имеем в виду возможность хотеть, выбирать и действовать. Это все вместе означает возможность меняться, реализация которой и является целью психотерапии.[2] Именно свобода предоставляет необходимую силу для изменений, для жизнетворчества.

В первом приближении можно определить жизнетворчество как расширение мира, расширение жизненных отношений. Оно происходит в процессе естественного развития личности, которое и заключается прежде всего в том, что наш мир расширяется. Жизнетворчество можно определить как личностно-ориентированную практику развития и коррекции отношений с миром .[3]

Дети, воспитывающиеся в детских домах, во многом зависимы от воли взрослых, и потому часто склонны подавлять свое творческое начало. Если подойти к ним и предложить сделать что-нибудь новое интересное и необычное, они обязательно скажут: "Это у нас никогда не получится", «Я не смогу» и т.п. Они являются пессимистами в отношении новых идей, предпочитая всё проверенное и верное по мнению взрослых, предпочитают плыть по течению.

По мнению ряда исследователей, старшие подростки, воспитывающиеся в школах – интернатах характеризуются особым процессом социализации. Для них характерны следующие специфические особенности:

  • Трудности в общении с людьми вне учреждения, отчужденность и недоверие к людям, отстраненность от них;
  • Чаще всего эти дети опираются только на свои желания и чувства, не думая при этом о других;
  • Отрицание общественных норм, правил, необходимости соответствовать им;
  • Слабо развитое чувство ответственности за свои поступки; отсутствие целеустремленности, направленной на будущую жизнь; несформированность жизненных планов и жизненных ценностей;
  • Потребительское отношение к близким, государству, обществу;
  • Неуверенность в себе, низкая самооценка; низкая социальная активность, желание быть незаметным, не привлекать к себе внимания;
  • Склонность к аддиктивному (саморазрушающему) поведению – злоупотребление одним или несколькими психоактивными веществами, обычно без признаков зависимости (курение, употребление алкоголя, легких наркотиков, токсичных и лекарственных веществ).

Всё это говорит о потере смысла жизни. Об этой потерянности говорит и наша работа с ними. На одном из интенсивов мы проводили группу «История моей жизни». Одно из правил этой группы в течение 7 минут в полной тишине рассказать историю своей жизни. В результате была обнаружена одна общая черта рассказов. Начинались они по-разному, и были разными по содержанию и длительности, но заканчивались они все одинаково: «А потом я попал(а) в интернат….» и всё - молчание, жизнь закончилась, причем независимо от того месяц назад ребёнок попал в интернат или 5 лет назад. В интернате жизни нет, все просто терпят и ждут, когда это кончится, а потом всё будет красиво: машина, квартира, много денег. (это уже из другой работы.).
Нахождение смысла жизни составляет основу самоопределения человека. Особенно актуален этот вопрос для старшеклассников, которые готовятся к взрослой жизни, дальнейшему обучению и трудовой деятельности. Задача жизненного самоопределения, стоящая перед учащимися старших классов, связана не только с вопросом «кем быть?», но прежде всего с вопросом: «каким быть?».
«Каким быть?» Задаваясь этим вопросом, старшеклассники пытаются определить свою жизненную позицию, осуществить выбор ценностей, выяснить точки пересечения своего «Я» и социальной действительности. Кроме того, их волнуют проблема степени личностной свободы, постановка ближних и дальних жизненных целей и многие другие аспекты емкого понятия «смысл жизни».[1]

Хочу привести случай из практики, опыт становления личности - ответственной, свободной, умеющей любить и принимать решения. В общей сложности мы с ней работали 2,5 года, более плотно и содержательно – последний год.
Февраль 2004 года. Состоялась наша первая встреча. На тот момент ей было 15 лет. Это была групповая работа. Уже тогда на вопрос: «Чего ты хочешь от нашей работы?» она ответила: «Хочу близости». На тот момент это прозвучало очень неожиданно. Да, и как позже оказалось, было не так уж значимо для нее. Близость была в тот момент игрой, и предполагала собой возможность обретения «полезного» человека.
После этого мы не встречались довольно продолжительное время. Вернее, не встречались в психологическом смысле, не было групп, не было консультаций. При нечастых встречах в коридорах интерната, она была всегда очень приветлива, обнимала и спрашивала, когда же будут снова тренинги. Потом было два коммуникативных тренинга, в них она проявляла себя очень активно и живо интересовалась происходящим.

Март 2005 года. Нам предстоял выезд на фестиваль «Город моей мечты». Его несколько месяцев придумывали дети, посещающие программу «Школа социального успеха для старшеклассников». Тогда пришла идея попробовать взять с собой детей из детского дома. Их поехало четверо, среди них была и она. На этом выезде она вела себя необычно тихо, проявляла себя разве что на дискотеке, большую часть времени молчала, а когда говорила, то это были несколько фраз, сказанные почти шепотом. Ощущалась какая-то невероятная разница между той девочкой, которая была там, в детском доме, и здесь – на выезде. Её рефлексия на этом выезде была столь же немногословной, как и она сама: «Моя мечта иметь много друзей. Здесь я приблизилась к этой мечте, я нашла новых друзей, которые отвечали взаимной любовью и стали близкими и любимыми для меня людьми, несмотря на такой незначительный промежуток времени». Лишь несколько строк, а в них весь её мир. После приезда она плакала несколько дней, её всё раздражало, и она никак не хотела смириться с существующей реальностью – миром интерната. «Я здесь всех ненавижу. Я не хочу здесь оставаться. Почему там были люди другие? Они добрые, любящие, всё понимают, а здесь…»

Август 2005 года. Консультация.
П. – О чем хочешь поговорить?
Она. – Не знаю.
П. – Может быть, тогда расскажешь о своих планах? Куда пойдешь учиться, это ведь твой последний год в интернате?
Она (абсолютно равнодушно). – Не знаю. Наверное, на социального педагога в колледж.
П.(уже зная её способности) – А почему в колледж, может быть, попробуешь в университет? По крайней мере, будет больше возможностей после окончания.
Она.(смотрит на меня широко открыв глаза) – Да, ты что? Я никогда туда не поступлю.
П. – Ты считаешь себя полной дурой, которая не сможет сдать экзамен хотя бы на «3»? Почему не хочешь пробовать, а выбираешь наиболее лёгкий путь? Ведь пойти в колледж можно всегда.
Она.(смотрит в пол, словно что—то там ища. Некоторое время молчит. Потом, улыбается) – Хорошо, попробую.
П. – Значит, записываемся на курсы.
Она. – Да!

Это было первое важное решение, которое она приняла за время нашего знакомства. И мы тогда даже не подозревали через какие трудности нам предстоит пройти.

Октябрь 2005 года. Она начала ходить на курсы и одновременно в «Школу социального успеха» (ШСУ). Мы с ней стали встречаться чаще. В течение последующих полутора месяцев большая часть наших консультаций проходила одинаково.

П. – Как дела? О чем хочешь поговорить?
Она. – Всё нормально.
П. – Значит, говорить не о чем. Ладно, хорошо. Почему же ты тогда смотришь в пол, а не на меня?
Она. (начинала говорить со слезами на глазах и постоянными всхлипываниями) – Меня все ненавидят! Надо мной смеются! Они говорят, что я дура и куда я лезу! Я больше так не могу, я никуда не поступлю!
П. – Кто все? Я тоже?
Она. – Нет, ты одна веришь.
П. – А ты, веришь?
Она. – Я уже не знаю.

Вскоре она перестала ходить на курсы. Не смогла выдержать мнения мира взрослых, жестокого и несправедливого. Меня все это очень сильно злило и раздражало, в какой-то момент я их даже всех ненавидела. Я очень переживала за неё, так как видела её светящиеся глаза, она жила этой мечтой. Некоторое время мы с ней не разговаривали на эту тему. Разговаривали о другом: о друзьях, с которыми ей стало тяжело общаться, о её взрослении, о мечтах, о её месте в ШСУ.

Декабрь 2005 года. Этот месяц стал переломным в наших отношениях и в ее отношении к жизни.
В один из декабрьских дней я её просто поставила перед фактом: «Ты можешь не ходить на курсы, но это не значит, что ты не будешь учить и сдавать в апреле экзамены». Никаких возражений тогда я выслушивать не хотела. Она и не возражала, просто встала и ушла. Ушла из интерната. Никто не мог сказать ничего вразумительного о том, где она. Мне было страшно, по телу холодок пробегал от мысли, что с нею могло случиться. Никогда еще наш разговор не заканчивался вот так – молча. Вернулась она примерно через час… в состоянии алкогольного опьянения. Я пошла за ней в комнату, хотела накричать, отшлепать, но взглянув в ее глаза, на ироничную улыбку, поняла, что бессмысленно. Слова так и застряли в горле, превратившись в поток слез. Она, пытаясь меня успокоить, заговорила: «Ты не виновата, это я такая. Ты меня переоцениваешь, ты думаешь, что я добрая, умная, хорошая. Нет, я не такая. Я плохая, я дура! Ты забудь обо мне, выкинь меня из головы и тебе будет легче жить.» Она тоже плакала. На этот раз ущла я. Ушла к себе в кабинет. Я очень долго не могла успокоиться, слезы катились сами собой. было больно и обидно. Она пришла минут через пятнадцать, спросила: «Из-за чего ты плачешь?». Тогда я не сдержалась, ответила грубо: «А ты думаешь, это легко быть пустым местом, когда в расчет не берутся твои чувства? Это же ты у нас царь и Бог, приказала забыть о твоем существовании. Вот я и забываю. Убиваю в себе любовь к тебе» Она лишь прошептала: «Прости меня!» и опрометью выбежала из кабинета.

На следующий день мне звонили домой девчонки, спрашивали, как я себя чувствую. Меня интересовало на тот момент только одно, как чувствует себя она. «Ничего не ест. Лежит на кровати и плачет.» - был ответ. «Если захочет, то пусть приезжает ко мне» -- сказала я девчонкам. Она приехала удивительно быстро. Молча зашла, а потом села ко мне на колени, обняла меня и заплакала. Мы плакали вместе. Именно в этот момент мы стали по-настоящему близки, именно в этот момент она научилась сама решать, что ей нужно и идти к этому, именно в этот момент она научилась дарить и ценить любовь.

Январь 2006 года. Встретились после Нового года.
П. – Привет! Как дела? Как встретила Новый год?
Она. (радостно) – Очень хорошо. Ты знаешь, я даже на Новый год не пила. Только немножко вина попробовала. У меня был трезвый Новый год! И мне это понравилось.
П. – Умница! О чем сегодня плакать будешь, на кого жаловаться?
Она. –А я не буду плакать, и жаловаться не буду. Я теперь знаю, что мне нужно и мне на всех наплевать. Я только хвалиться буду. Учебники взяла по биологии, учу сижу. Все воспитатели в шоке, говорят, что я, наверное, заболела…

В ней изменилось всё: манера говорить, глаза, улыбка. Она стала какой-то нежной, светящейся и уверенной в себе. Это проявилось во всех сферах её жизни: перестала прогуливать уроки, стала заботиться о других, некоторые дети в интернате стали называть её «мамой». Её уже не беспокоило, как раньше, если она занимала в каком-то конкурсе красоты не первое место, теперь она научилась радоваться победе других. В ШСУ она тоже стала занимать лидерскую позицию: часто говорила первой -говорила о важном, о том, что болит и беспокоит, брала на себя ответственность, заботилась, дарила, ставила цель и уверенно шагала к ней. Правда, периодически, можно было еще услышать от нее, что она совсем ничего не сделала на этой группе, и это была не ложная скромность, она просто не замечала, как делала.

Апрель 2006 года. К тестам мы готовились с ней вместе. Тогда она сказала, что за все десять лет обучения столько не выучила, сколько за эти десять дней. На первый тест шла неуверенно, очень боялась, а выйдя с него с улыбкой сказала: «Мне понравилось, я еще пойду!». Оставшиеся экзамены сдала легко, как бы играючи.

Май 2006 года. Все экзамены сдала. Летом только профилирующий предмет пересдать еще раз. Это была победа. Она плакала от счастья, сама даже еще до конца не веря в него.
Эта победа была не только ее, но и всех детей из интерната. Она открыла дорогу не только себе, но и другим. Благодаря этому опыту дети разрешили себе пробовать, пробовать то, что, по мнению взрослых, было не по их способностям.

Из её последней рефлексии: « Что во мне изменилось? Изменилось многое. И самое главное, что эта встреча перевернула всю мою жизнь. Раньше я не могла вслух сказать свои ощущения, что со мной происходит, и вообще не могла высказать свою мысль, даже на листочке, а тем более прочитать вслух то, что написала. Так это было на первом выезде с группой незнакомых детей, это был мой первый выезд, поэтому он мне запомнился более остальных. Было интересно наблюдать за остальными, как они отвечают на разные личные вопросы, нисколько не смущаясь. Когда же доходила очередь до меня, я закрывалась, смущалась, очень хотелось уйти. Но всем когда-то приходится останавливать себя. Вот и я так сделала, переборола себя, оставалась и старалась отвечать правильно, но сейчас я понимаю, что нет правильных ответов на личные вопросы, есть свои. Я научилась слышать других, ценить окружающих, беречь близких друзей и не только. Я стала находить в человеке положительные качества, стала более открытой. Самое главное, что во мне изменилось – я выросла…»

Основное направление нашей работы с этой девушкой - создание нового взгляда на жизнь, нового отношения к жизни и к себе. Создавать — значит нарушать существующее положение вещей, и общество, среда всегда противодействует такому нарушению, поскольку любая социальная структура стремится к сохранению своего статус-кво.[4] Именно поэтому мы встретили такое сопротивление у окружающих, мы нарушили их правила жизни.

Существенной стороной подросткового возраста является то, что именно в этот период жизни человека формируется «духовный организм», «функциональным органом» которого является интегральный образ мира Создавая образ мира, Личность преобразует собственный прошлый опыт, изменяет «жизненный сценарий» принимает ответственность за свою жизнь.[6]

Развитие личности – это процесс относительно медленный, и проходит немало времени, прежде чем личность достигает полной зрелости. И особенно это развитие затруднено в условиях детского дома. Здесь это проходит особенно медленно и очень болезненно.
Для того, чтобы индивидуум стал личностью, он должен постоянно находиться в человеческом обществе, вступать с ним в те или иные отношения. Именно эта связь « человек - общество» и формирует, прежде всего, успешно социализирующуюся личность. И для детей из детского дома это особенно актуально. Важно создавать условия, когда они смогут на равных общаться с «домашними детьми», когда они смогут себя чувствовать в их обществе понятыми и принятыми.

Литература.

1. Зотова А.Э. Проблемы жизненного определения агрессивных старшеклассников //http:// HPSY.RU/ public
2. Кочюнас Р. Свобода и психотерапия//http:// HPSY.RU/ public
3. Леонтьев Д. А. Жизнетворчество как практика расширения жизненного мира.//http:// HPSY.RU/ public
4. Леонтьев Д. А. Пути развития творчества: личность как определяющий фактор //http:// HPSY.RU/ public 
5. Элдридж Джон «Путь желания» //http://www.shandal.ru/info/libruary/content.php?id=104004
6. Яцута - Баронская Е.И. Организация «пространства понимания» как одна из моделей фасилитации жизнетворчества в подростковом возрасте. //http:// HPSY.RU/ public

 
 
knopka up

 

Joomla SEF URLs by Artio