Заказ обратного звонка

В настоящее время наш рабочий день закончен. Оставьте свой телефон и мы перезвоним в удобное для вас время!

Заказ обратного звонка

Ваша заявка принята. Ожидайте звонка.

Публикации, материалы экзистенциальных конференций

 

Карпунькина Т.Н.

Как выжить, будучи подростком?

Подростковый кризис во все времена развития психологической науки привлекал к себе внимание исследователей своей остротой и неизбежностью. Но нам представляется, что никогда ещё социальная, экономическая, политическая ситуация в нашей стране не порождала переживаний экзистенциальной фрустрации такой силы в жизни подростков. Информационный бум, формализм и отчуждение в общении, ценностная сумятица, жёсткое экономическое расслоение общества, изобилие искушений и потакание душевной лени и духовной бедности – всё это создаёт плодотворный фон для потерянности подростка во времени и пространстве в решающие периоды жизни.

Воздействие экзистенциальной фрустрации не ограничивается только чувством бессмысленности и ноогенными неврозами. Его воздействие также проявляется в массовой невротической триаде: депрессии, наркомании и агрессии. Это приводит к увеличению количества самоубийств среди молодого поколения, а также росту преступности, сексомании, алкоголизма и наркомании.

Хроника одной консультативной недели нашего центра:

  • Ваня, 13 лет. Жалоба матери на рискованное поведение и конфликты с учителями. Подросток: «Мне всё равно жив я или нет. В жизни нет ничего, за что я мог бы зацепится. Всё фарс и суета. Родители пашут, гордятся своим образованием, декларируют, что счастливы, но что они имеют? Не хочу жить как они! Уж лучше умереть с улыбкой и не мучится»
  • Матвей, 14 лет. Жалоба матери – прогуливает школу, обещает, но не делает, друзей нет, может часами смотреть в окно, не шевелясь. Подросток: «Я не знаю, почему всё так происходит. Не пошёл и всё. Что вы мне сделаете? Убьёте? Так может я только этого и хочу. Всё надоело… Каждый день одно и то же.»
  • Алёна, 15 лет. Жалоба матери – вспыльчивость и конфликтность. Алёна: «Меня всё достало. Я устала. Пробники, репетиторы, бесконечные уроки. Родители орут. Учителя орут. Мне иногда даже дышать больно, такое напряжение внутри. Меня словно загнали в угол и колют пиками. Я просто ненавижу всех. И больше всего хочу умереть, я не выдержу ещё полгода таких пыток».
  • Игорь, 16 лет. Мама – боюсь, что он повторит мою судьбу. Он не умеет жить и радоваться себе.  Игорь: «У меня обычно грустное настроение. Я редко улыбаюсь. В жизни всё нормально. Никто не обижает. Мне ничего не надо. Ничему не сопротивляюсь. Скажут – сделаю. Живу как зомби. Хочется уснуть и не проснуться.»
  • Сергей, 16 лет. Мама жалуется, что Сергей бросил учёбу в техникуме. После экзаменов в 9-ом классе 3 месяца отлежал в психиатрической больнице с нервным срывом. Теперь не общается со сверстниками, быстро утомляется. Сергей: у меня забрали всё – мои планы, моих друзей, мою жизнь. Я не знаю как теперь выжить. Пока был в больнице – думал, что я в аду. А теперь понимаю, что ад навсегда поселился во мне. Я не знаю, на что опереться. Куда жить.»
  • Артём, 13 лет. Мама жалуется на его «детскость» и постоянное нарушение границ других. Сменили 3 школы. Драки, конфликты. «Он не умрёт своей смертью». Артём: «Всё со мной в порядке. Не надо меня провоцировать и приставать ко мне. Я закипаю и могу ударить. У меня много силы. Мне всё равно как сложится моя жизнь. Бесполезно меня лечить».
  • Света, 15.лет. «Меня спасает только творчество. Когда я рисую – появляется хоть какой-то смысл существования. Становится легче. Родители не знают, что я к вам пришла. Они вообще ничего обо мне знают. Внешне – мы дружная семья. Вместе гуляем, ездим к бабушке, ходим в кино. Родители спрашивают меня о моих делах. Про дела я им рассказываю. Но они даже не догадываются, как мне плохо. Такая тоска охватывает, будто я всё потеряла, и ничего нет впереди. Я вдруг поняла, что в жизни по-настоящему мне ничего не принадлежит. Даже рисунки, пока рисую – мои. А нарисовала и смотрю на них со стороны – они уже чужие. Мне кажется, что я схожу с ума. Я не знаю, как жить.»

Приведённые случаи показывают, что экзистенциальная фрустрация тесно связана с суицидальными мыслями подростков. И, соответственно, для контроля над рисками нарушений в развитии подростков имеет смысл предпринимать усилия по организации помощи в преодолении именно экзистенциальной фрустрации. В исследованиях психологов последнего времени широко рассматривается проблема неопределённости (проблема идентичности, вовлечённости, ролевой размытости и т.п.), а в нашем конкретном случае мы рассматриваем ситуацию экзистенциальной фрустрированности, когда подросткам не на что опереться в принятии решений и в ответе на вопрос:  как жить? 

Главным психологическим приобретением по мнению таких психологов как Шпрангер, Эриксон, Рубинштейн,  в подростковом возрасте является открытие «Я», своего внутреннего мира, развитие рефлексии и самосознания.  Но в то же время — это еще и переоткрытие «ТЫ». Для подростка по новому открываются казалось бы знакомые люди, например, родители. Но и сверстники так же начинают играть другую по сравнению с ранним детством роль в жизни. Поэтому мы считаем, что актуален не столько терапевтический, но именно социотерапевтический подход.

Развитие подростка, его становление зависит сегодня не столько от его идентичности, его тождественности самому себе или фиксированности на самом себе, сколько на острой потребности во встрече с Другим, в подлинной близости, в возможности проживания «Ты» и «Мы», в отождествлении себя с ответом, а не с желанием, предметом, потребностью и т.д..

Кризис самоидентичности, отчуждение подростка от самого себя и от мира проявляется в потере смысла жизни. Существующие подходы предлагают личностно-ориентированные практики, но их недостаточно, так как проблема лежит в социальном поле и необходимы также социально-ориентированные практики. Дело не в противопоставлении личностно-ориентированных практик, а в расширении сферы психологического контроля.

 «Экзистенциальная фрустрация» - это фрустрация воли к смыслу. Сама по себе она не является патологической или патогенной. «Не всякий конфликт обязательно имеет невротический характер... страдание не всегда является патологическим феноменом... Я решительно отвергаю предположения, что поиск смысла существования, или даже сомнение в его наличии всегда обусловлено каким-либо заболеванием или приводит к нему... Озабоченность или даже отчаяние человека по поводу смысла жизни есть Экзистенциальное страдание, а вовсе не Психическое заболевание» (Frankl, 1985a, pp. 124-125).

Подростковый кризис является естественным и необходимым условием становления личности взрослеющего человека, и собственно экзистенциальная фрустрация является одним из механизмов этого взросления.Поиск смысла может привести скорее к напряжению, чем к равновесию, но это не патологическое напряжение; это «обязательная предпосылка психического здоровья... психическое здоровье основывается на определенной степени напряжения, напряжения между уже достигнутым и еще требующим завершения, или разрывом между тем, каков человек, и тем, каким он должен стать» (Frankl, 1985a, pp. 126-127). В первую очередь человеку требуется не разрядка напряжения — гомеостаз, или равновесие, — а «ноодинамика», то есть экзистенциальные движущие силы в поляризованном поле напряжения, где один полюс представлен смыслом, который предстоит реализовать, а другой полюс — человеком, который должен это сделать» (Frankl, 1985a, р. 127).

Бессмысленность и отчуждение являются своеобразными маркерами, показывающими степень рисков в каждом конкретном случае.

Мы обобщили проявления экзистенциальной фрустрации в три основных дефицита, обозначенные нами  как три взаимосвязанных проблемных поля в жизни подростков:

  • Дефицит эмпатии как фрустрированная потребность быть с Другим, оставаясь собой.
  • Дефицит воли (в том числе воли к смыслу, воли к свободе, воли к самоопределению).
  • Дефицит социальной инициативы в форме отчуждения. 

Преодоление экзистенциальной фрустрации связано с определением подростком границ между собой и миром, обретением «своего» времени и пространства. Фрустрированность  преодолевается не с помощью фиксации границ между «Я» и «Ты» через постижение индивидуального и общего, а с помощью воссоздания связи между личным и совместным. Именно поэтому необходимо пространство, обеспечивающее условия для восполнения социальных дефицитов и преодоления экзистенциальной неопрределённости.

Парадоксальность подросткового переживания бессмысленности в том, что подросток декларирует своё право на свободу, но убеждён, что свободу ему может (а чаще даже должен) дать кто-то другой. Дефицит воли к смыслу, свободе, самоопределению переживается как запрет жить свою собственную жизнь. Взросление происходит именно в момент осознания этого парадокса и выход на новый уровень восприятия себя самого и собственной роли в созидании собственной жизни.

Травматический опыт в подростковом возрасте усугубляет течение естественного кризиса взросления и требует особого внимания со стороны взрослых. Внешнее подавление симптомов экзистенциальной фрустрации обостряет и ускоряет патологическое развитие личности и может привести к суицидальному исходу.

Социотерапевтическая помощь в преодолении экзистенциальной фрустрации у подростков.

Из вышесказанного следует, что экзистенциальная фрустрация в жизни подростков неизбежна, необходима и рискованна. Характерная для современного мира неопределённость и интенсивность изменений требует не только формирования различных психотерапевтических, психологических консультативных практик, но и создания социотерапевтических пространств, объединяющих в себе лечебные, развивающие, образовательные, антропологические, культурные и другие измерения в преодолении экзистенциальной фрустрации.

Принимая во внимание традиции педагогики, психологии, антропологии, психотерапии, которые были направлены на создание и развитие различных психологических практик и воспитательных систем, мы находим необходимым и возможным создание социотерапевтических пространств. Именно пространство даёт возможность подростку соприкоснуться не с одним из своих качеств, потребностей, целей, а формирует экзистенциальные основания, в отличие от ожиданий (Лукьянов, 2012) для переосмысления и присвоения своего способа жизни. Человеческая целостность является в таком пространстве не целью, а данностью, а жизнь подростка подтверждается через свидетельства других, преодолевается социальная дефицитарность.

Большое значение для разработки модели социотерапевтического пространства имели мировоззренчески развитые практические концепции:

Концепция Интенсивной терапевтической жизни А.Е.Алексейчика,

Концепция экзистенциальной терапии в группах Р.Кочюнаса,

Концепция Терапии творческим самовыражением М.Е.Бурно,

Теория решения творческих задач, в частности работы В.Зарецкого,

Концепция Логотерапии В.Франкла.

Концепция понимающей психотерапии В.Ф. Василюка,

Теория личности  С.Мадди (модель согласования).

Принципы организации социотерапевического пространства.

Принцип со-ответствия.

Государственная система образования построена на «обязательности», объясняющейся необходимостью в будущем соответствовать требованиям. Подростками эта обязательность часто воспринимается как насилие. Социотерапевтическое пространство опирается на контроль,  изначально предполагает добровольность, а значит, предлагает взять ответственность уже за присутствие. Контроль, в отличие от насилия, всегда заранее, а не потом. Следовательно, содержание, форма взаимодействия организуются как соответствие запросу и ответу каждого из присутствующих, а ответственность за это лежит  на всех одновременно. В таких условиях невозможно избежать необходимости согласования и сопричастности, что и создает основания для контроля, самоконтроля, взаимного контроля.

Принцип со-вместности.

Жизнь – цепь событий. Они создают иллюзию потока времени. Внимание к событиям, осознание конкретного времени, конкретных смыслов переводит с абстрактно-философского разговора о жизни непосредственно к жизни. Переход в плоскость действий превращает события в со-бытиё. Совместное преодоление трудностей порождает сотрудничество. В отличие от общности совместность предполагает связь разного, а не одинакового, переживается уникальность и близость единовременно. Чувствовать руку друга это совсем не одно и то же, чем иметь одну руку на двоих.

Принцип со-творчества.

Подлинно образовательное время способно родиться только в спонтанности, в открытости опыту. Желание всегда быть уверенным, т.е. решать задачи с заведомо известным правильным ответом, избегание тревоги в ситуации неопределенности, формирует внутренний запрет на творчество. Доверие себе, миру пробуждает инициативу, силу и желание жить. Смыслотворчество – одновременно и процесс, и плод, и основание группового сотворчества.

Принцип со-временности.

Уважение к себе начинается с уважения своего времени. Признание важности времени, его ограниченности и многогранности позволяет надеяться на существование ориентиров «своего» времени. Соотнесение «своего» времени с временами других людей, с культурой и обществом в целом, раздвигает горизонты смыслотворчества и позволяет жить подлинной, аутентичной жизнью. Своевременность – залог удовлетворенности жизнью. Именно это ощущение порождает чувство нужности и важности, преодолевая бессмысленность, временность жизни. Проявление современности отражается на качестве речи, слово становится живым, дорого стоящим. В таком диалоге рождается единоречие – вовремя рожденное слово.

Хронологически подросток, переживающий экзистенциальную фрустрацию, попадая в социотерапевтическое пространство, проходит следующие ступени инициаций:

Бессмысленность – отсутствие воли и свободы.

Бессмысленность по своей природе имеет два качества: неосознанность (инфантилизм) и обесценивание жизни (вследствие разочарований). Оба этих качества приводят к пустоте, требующей заполнения, к отчуждению.

Обнажение заблуждений – растерянность.

Вход в социотерапевтическую программу обнажает заблуждения подростка относительно самого себя и восприятия мира.

Поиск смыслов.    

Возникает необходимость в ориентирах. Поиск смыслов – в момент определения личной цели.

Принятие ответственности.

Осознание смыслов сопряжено с осознанием неизбежности ответственности (платы). Появляются личные дела.

Проживание и переосмысление ценностей.

Происходит ранжирование ценностей, расставление приоритетов.

Рождение новых смыслов.

Рождаются новые смыслы – смыслы конкретного времени, конкретной ситуации. Смыслотворчество, проявляющееся в инициативе, внимании и бережности к ведущим и ребятам, проживается совместность, уместность, своевременность в рамках социотерапевтического сообщества.

Встреча с реальностью.

Встреча и осознание со своими ограничениями и возможностями. Потребность в настоящем, своем деле.

Переживание свободы.

Встреча со своей свободой (способностью любить) как экзистенциальный опыт.

Обретение воли к свободе.

Важность совместного времени, открытия, новые смыслы воплотились в конкретных делах, конкретных людях, конкретных ситуациях. Ответственность через заботу, внимание, инициативу, открытость и радость.

Воплощение смыслов.

Воплощение смыслов становится способом жизни.

Одна из важнейших задач социотерапевтического процесса - обеспечение качественного перехода из зоны переживания проблем в зону осознания и управления рисками, формируя готовность быть. А это значит, что модусы экзистенциальной фрустрации (дефициты эмпатии, воли к смыслу, инициативы) не должны отрицаться, вытесняться, а должны приниматься и контролироваться. Главным же терапевтическим инструментом такого пространства является качество присутствия.

Дни экзистенциальной психологии, Кемерово, 2016

 
knopka up