Заказ обратного звонка

В настоящее время наш рабочий день закончен. Оставьте свой телефон и мы перезвоним в удобное для вас время!

Заказ обратного звонка

Ваша заявка принята. Ожидайте звонка.

Публикации, материалы экзистенциальных конференций

ОСОБЕННОСТИ ЦЕННОСТНО-СМЫСЛОВОЙ СФЕРЫ ЛИЦ С АЛКОГОЛЬНОЙ ЗАВИСИМОСТЬЮ И РАЗНЫМ СРОКОМ РЕМИССИИ

 Богданова Т.А., Глазкова Е.А.

В последние десятилетия в нашей стране неуклонно возрастают показатели степени тяжести алкоголизма и количество вовлеченных в круг этой химической зависимости. Также данные современных исследователей говорят о том, что алкоголизм сегодня заметно «помолодел». Статистические отчеты позволяют утверждать, что проблема распространения алкогольной зависимости и лечения алкогольнозависимых лиц в России и в ряде других стран постепенно приобретает характер социального бедствия.

По данным правительства России, ежедневно алкоголь в той или иной форме употребляют практически треть российских юношей и 20 % девушек. Согласно опросам, лишь 4 % учащихся средних школ ни разу не пробовали алкоголь. Главный нарколог Минздрава и социального развития РФ Е. Брюн сообщил, что 30% россиян хронически злоупотребляют алкоголем. По его словам в России зарегистрировано 1,7 млн. больных алкоголизмом, из них 40 % это женщины [1].

Существующие психологические концепции алкоголизма (Б.С. Братусь, 1974, 1987; К.Г. Сурнов, 1982; В.Ю. Завьялов, 1986, 1988; Т.А. Немчин, С.В. Цыцарев, 1989; Ф.М. Оливейра Перейра, 1989; Р.И. Шаткуте, 1990) вносят весомый вклад в понимание проблемы «личность и алкоголизм», однако не могут охватить всего круга вопросов и задач, возникающих в процессе лечебных и реабилитационных мероприятий. Проблемами зависимостей занимались исследователи различных направлений, но пока исчерпывающе не смогли объяснить разницу в длительности срока ремиссии у разных людей, хотя многие из них единодушны в том, что существуют психосоциальные, психологические и духовные предпосылки формирования алкогольной зависимости.

Система ценностных ориентаций зависимого индивида и его значимых отношений изучены недостаточно. Также практически не изучена проблема особенностей ценностно-смысловой сферы у зависимых людей с разной длительностью ремиссии.

Именно поэтому мы обратились к экзистенциальному подходу, который исследует отношения человека с миром, с собой, с данностями бытия [2].

С точки зрения экзистенциалистов, формирование аддикций связано с «экзистенциальным вакуумом» [3] и с утратой контакта пациента со своим внутренним миром (ценностно-смысловой сферой) [4]. Механизм формирования зависимости включает два базовых компонента и может быть запущен любым из них.

1. Диссоциация внутренней реальности. Она связана с тем, каким образом человек переживает отдельность самого себя. Нарушения восприятия своей уникальности берут начало с того времени, когда человек отрицает часть самого себя. Возникает так называемая диссоциация, разделение самого себя на «Я» и «не Я». В результате человек теряет контакт с той частью реальности, которую отвергает. 2. Изоляция внутренней реальности. На пути сближения с другими людьми человек рано или поздно осознаёт, что его жизнь имеет свой собственный смысл, свою собственную миссию, которую нельзя разделить ни с кем. Это означает одиночество при негативном восприятии. Для избегания одиночества человек пытается слиться, раствориться с другими. Так он не только и не столько приобретает общность с кем-либо, он, прежде всего, разрушает собственную уникальность. Но слияние и диссоциация приводят к полной зависимости в формировании собственной реальности от того, что человеку предлагает выбранный партнер или группа. Всё, что человек получает, – это ощущение потери, одиночество, изоляцию. Он начинает искать, что могло бы заполнить эту пустоту. И для «заполнения» этого вакуума часто используется алкоголь.

Центральным звеном концепции В. Франкла выступает понятие «смысл жизни данной личности в данный момент» [4, С. 123]. Согласно В. Франклу, смысл жизни можно обнаружить тремя путями: совершая дело (подвиг); переживая ценности; путем страдания. Соответственно он выделяет три группы ценностей – смысловых универсалий. 1.Ценности творчества. Основной путь их реализации – труд.

2. Ценности переживания, среди которых  самым богатым ценностным потенциалом обладает любовь. 3. Ценности отношения – наиболее значимые, по мнению В. Франкла. «Как только список категорий ценностей пополняется ценностями отношения, становится очевидным, что человеческое существование по сути своей не может быть бессмысленным» [4, С. 174]. Ценности отношения включают осмысленное отношение к боли, вине и смерти. В. Франкл рассматривает эти категории с оптимистической позиции: «нет трагических и негативных аспектов, которые не могли бы посредством занимаемой по отношению к ним позиции быть превращены в позитивные достижения» [4, С. 302].

Алкогольная зависимость является очень сложной для психологической коррекции, психотерапии. Искажения в ценностно-смысловой сфере зависимого пациента и сфере его самосознания затрудняют восприимчивость к лечебным и коррекционным воздействиям. Зависимые пациенты осознанно или неосознанно стремятся сохранить аддиктивное поведение, потому что оно создает иллюзию внутреннего эмоционального контроля над психической беспомощностью. Алкогольная зависимость формируется в результате сложных комбинаций внутренних и внешних факторов биологического, психологического и социального характера. К наиболее распространенным психологическим предикторам алкогольной зависимости относятся высокая стрессовая отягощенность, депрессия, утрата смысла жизни, «экзистенциальный вакуум» и отсутствие высших духовных ценностей, нарушение контакта со своим внутренним и внешним миром.

Ценностные ориентации являются важнейшими компонентами структуры личности, связующим звеном между личностью, ее внутренним миром и окружающей действительностью и носят двойственный характер: они социальны, т.к. исторически обусловлены, и индивидуальны, т.к. в них сосредоточен опыт конкретного субъекта. Они выполняют функции регуляторов поведения и проявляются во всех областях человеческой деятельности.

У лиц с алкогольной зависимостью отмечается деформация ценностно-смысловой сферы за счет снижения «удельного веса» высших духовных и социальных ценностей, в частности, отвержения гуманистических ценностей, ценностей безопасности, ценностей достижений.

Поэтому очень важно выявление у лиц с алкогольной зависимостью таких ценностно - смысловых ориентировок, которые способствовали бы актуализацию мотивов ремиссионной деятельности и исключали бы возможность актуализации тяги к алкоголю.

Наше исследование было выполнено на базе центра в г.Абдулино Оренбургской области, для пациентов, страдающих различными зависимостями. Программа реабилитации  центра состоит из трех направлений.

Первое, и самое важное – возрождение. Это восстановление моральных и нравственных ценностей - духовное возрождение.

Второе. Для восстановления личности особое внимание уделяется труду. Труд направлен на развитие натурального хозяйства, животноводства и растениеводства. Человек понимает, что может сделать что-то полезное для других. А это очень важное ощущение для социальной адаптации. Это помогает человеку понять ответственность. Тем более, когда видны  положительные результаты своего труда – возникает чувство успеха, радости и удовлетворения.

Третье. Неотъемлемой частью всякой деятельности человека является – творчество. Способность творчески подходить ко всякой работе закладывает в человеке стремление улучшить всё вокруг. Когда человек начинает творчески смотреть на обычную жизнь, он больше начинает стремиться к достижениям в обществе, в карьере и в личной жизни.

Выборку исследования составили 60 пациентов мужского и женского пола в возрасте от 25 до 55 лет, мужчины и женщины, страдающих алкогольной зависимостью в форме хронического алкоголизма и на момент проведения исследования находящихся в стадии ремиссии, в том числе 30 пациентов с длительностью ремиссии 1 год и 30 пациентов с длительностью ремиссии 3 года.

В качестве теоретического основания проводимого исследования был выбран экзистенциальный подход, в соответствии с этим подбирались методики изучения ценностно-смысловой сферы личности у лиц с алкогольной зависимостью:- тест смысложизненных ориентаций (СЖО) Д.А. Леонтьева; - методика «Шкала экзистенции» А. Лэнгле и К. Орглер; - анкета «Актуальность экзистенциальных проблем» (АЭП) Л.А.Цидзик.

Статистический анализ осуществлялся с помощью пакета прикладных программ SPSS Statistics 17.0 (2008). Сравнение двух независимых выборок производилось с помощью непараметрического метода – U-критерия Манна-Уитни.

Полученные данные свидетельствуют о том, что у зависимых пациентов со сроком ремиссии 1 год показатели исследуемых субшкал  еще находятся на низком уровне. Это указывает на то, что у этих испытуемых  еще имеют место пассивная, фаталистическая жизненная установка и страх перед шагом в жизнь, перед усилиями и их угрожающими последствиями. Они видят много возможностей, но точно не знают, чего хотят, поэтому возникает чувство «разорванности» и растерянности. Они преимущественно сосредоточены на самих себе, например, навязчивых мыслях, фиксированных чувствах, упреках в свой адрес и т.д. Это может быть обусловлено внутренним смятением, внутренней фиксацией на чем-то (при хронических дефицитах, неудовлетворенных потребностях) и может отражать еще незавершившийся процесс адаптации к новым условиям и новым формам отношения вне алкогольной зависимости. Также полученные данные свидетельствуют об эмоциональной упрощенности и скудности в отношениях с миром и людьми и о невысокой чувствительности в восприятии чувств и ценностей. Человек сам не знает, что ему нравится и чего он хочет, при этом возникающие чувства ощущаются как мешающие и вводят в заблуждение.

У испытуемых с более длительным сроком ремиссии выше уровень веры в себя, более выражены представления о себе как о сильной личности, обладающей достаточной свободой выбора, чтобы построить свою жизнь в соответствии со своими целями и представлениями о смысле. Показатели шкалы «Локус контроля – Я» в группе зависимых пациентов со сроком ремиссии 3 года значимо выше, чем в группе зависимых пациентов со сроком ремиссии 1 год (p≤0,05)

Как свидетельствуют данные, показатели основных субшкал «Шкалы экзистенции» у зависимых пациентов со сроком ремиссии 3 года соответствуют среднему уровню и  значимо выше, чем у зависимых пациентов со сроком ремиссии 1 год. У них более выражены способность трезво воспринимать ситуацию, обнаруживать и проживать субъективные ценности. Они более решительны и более уверены в собственных решениях, чем пациенты со сроком ремиссии 1 год.

По обобщенным показателям также существуют значимые различия в пользу испытуемых с более длительным сроком ремиссии. У них значимо выше показатели персональности, экзистенциальности и общего показателя «Шкалы экзистенции». При этом показатель персональности приближается к среднему уровню. Это свидетельствует о том, что зависимые пациенты со сроком ремиссии 3 года более «открыты» в отношении мира и в отношении обхождения с самим собой. У них более выражены чувство ответственности за свою жизнь и стремление устроить свой мир и свою жизнь.

. Можно предположить, что более низкие показатели актуализации экзистенциальных категорий у пациентов со сроком ремиссии 3 года связаны с переоценкой основных жизненных ценностей и с обращением к внутренним личностным структурам (в том числе, к жизнестойкости и восприимчивости к опыту), позволяющим снижать (или даже предупреждать) внутреннее напряжение.

Проведенное нами эмпирическое исследование особенностей ценностно-смысловой сферы личности у алкогользависимых лиц с разной длительностью ремиссии позволило получить следующие данные. У зависимых пациентов со сроком ремиссии 1 год имеют место пассивная, фаталистическая жизненная установка и страх перед шагом в жизнь, перед усилиями и их угрожающими последствиями, эмоциональная упрощенность и скудность в отношениях с миром и людьми и о некоторой нечувствительности в восприятии чувств и ценностей. У этих пациентов более выраженные переживания онтологической тревоги, утраты смысла бытия, изоляции, ощущения «заброшенности», а показатели жизнестойкости, наоборот, снижены.

У пациентов со сроком ремиссии 3 года выше уровень веры в себя, более выражены представления о себе как о сильной личности, обладающей достаточной свободой выбора, чтобы построить свою жизнь в соответствии со своими целями и представлениями о ее смысле, что объясняет приоритеты индивидуальных ценностей. Они более «открыты» в отношении мира и в отношении обхождения с самим собой. У них более выражены чувство ответственности за свою жизнь и стремление устроить свой мир и свою жизнь, решительность, уверенность в собственных решениях, способность трезво воспринимать ситуацию, обнаруживать и проживать субъективные ценности.

У зависимых пациентов со сроком ремиссии 3 года показатели жизнестойкости, вовлеченности и принятия риска приближаются к норме, а показатели контроля даже незначительно превышают средненормативные, что, вероятно, можно объяснить явлениями гиперкомпенсации, настойчивым стремлением контролировать события собственной жизни и вопреки всему удержаться в состоянии независимости от алкоголя.

Выявленные особенности ценностно-смысловой сферы у пациентов с алкогольной зависимостью с разным сроком ремиссии могут быть учтены при разработке прогностических критериев продолжительности ремиссии и реабилитационных программ и методов психопрофилактики повторных рецидивов. В частности, полученные результаты могут быть использованы в групповом и индивидуальном консультировании при выявлении ресурсов и препятствий для стойкой ремиссии.

Литература

  1. Бюллетень альянса социально-этических технологий. Выпуск №22. Осень 2011. – Тольятти: АНПО «АСЕТ»
  2. Богданова Т.А. Экзистенциальная психология. Концепция преодоления «частичного» человека. Учебное пособие. – Челябинск: ЮУрГУ. – 2006. – 103 с.
  3. Лэнгле  А. Жизнь, наполненная смыслом [текст] / А. Лэнгле. – M. : Генезис, 2003. – 230 с.
  4. Шкала экзистенции А. Лэнгле и К. Орглер / С.В. Кривцова, А. Лэнгле, К. Орглер // Экзистенциальный анализ. – 2009. – №1. – С. 141-170.
  5. Франкл В. Человек в поисках смысла [текст] : Сборник / Под общ. ред. Л.Я. Гозмана и Д.А. Леонтьева. – М. : Прогресс, 1990. – 368 с.
 
knopka up