Заказ обратного звонка

В настоящее время наш рабочий день закончен. Оставьте свой телефон и мы перезвоним в удобное для вас время!

Заказ обратного звонка

Ваша заявка принята. Ожидайте звонка.

Публикации, материалы экзистенциальных конференций

 ОСОБЕННОСТИ СМЫСЛОВОЙ И ЦЕННОСТНО-НРАВСТВЕННОЙ СФЕР В УСЛОВИЯХ

ФОРМИРОВАНИЯ РЕЛИГИОЗНОГО ТИПА ЛИЧНОСТИ

 А.В. Донцов

 

В настоящее время все более важную роль в жизни российского общества играет такой социальный институт как религия. Несмотря на то, что советский период нанес ощутимый удар по ее позициям, по прошествии двадцати лет после распада СССР можно видеть, что влияние религии на общественную жизнь становится все более ощутимым. В условиях утраты прежней системы ценностей, ориентиров социокультурного развития особую актуальность приобретает проблема  нравственных ориентаций,   духовного развития человека, и, в первую очередь, поколения, выросшего в ситуации аксиологической неопределенности. Традиционно же именно религия и ее институты берут на себя ответственность за духовно-нравственное развитие человека. Однако исследований, касающихся  специфики развития личности в религиозной среде, особенностей ценностно-мотивационной сферы верующих в их сравнении с неверующими, крайне мало. Хотя в целом проблематика духовно нравственного развития, в том числе и в контексте религиозной психологии, возвращается после длительного перерыва в отечественную психологию  (С.А. Белорусов, Н.Я. Большунова, Б.С. Братусь, С.Л. Братченко, Е.К. Веселова, В.В. Знаков, Д.А. Леонтьев, В.Э. Чудновский и др.). Однако существующие публикации по-прежнему не охватывают всего спектра проблем данной области.

 Заметим, что потребность в понимании оснований духовного развития личности, становления ее моральных, смысловых, нравственных характеристик актуализировала в свое время модель самоактуализирующейся личности в  концепции гуманистической психологии. Термин был впервые введен А. Маслоу и впоследствии разрабатывался как им самим, так  и его последователями (например, Э. Шостромом), в том числе он популярен и в отечественной психологии.

На первый взгляд, представления о человеке, его духовной составляющей в гуманистическом и христианском (религиозном) подходах являются весьма близкими, почти совпадающими, однако результаты нашего исследования свидетельствуют о неоднозначности такого понимания.

В пилотажном исследовании выявлялась степень соответствия качеств религиозной личности образу самоактуализирующегося человека, каким он предстает в теориях психологов гуманистического направления. В качестве ключевой методики применялся  Самоактуализационный тест (САТ), представляющий собой продукт теории А. Маслоу и его последователей.

Исследование охватило 33 человека. Испытуемые были разделены на две группы по признаку частоты посещения церкви. В экспериментальную группу вошли семнадцать человек, посещающих церковь более часто (от одного раза в месяц до раза в неделю и чаще, прихожане Русской Православной (12 человек) и Католической (5 человек) церквей). Исследование проводилось с разрешения священнослужителей. Контрольную группу  составили шестнадцать человек, практически не посещающих какую-либо традиционную церковь. Полученные данные были проверены на нормальность распределения и обработаны при помощи t-критерия Стьюдента.

Экспериментальная группа показала более высокие результаты по таким параметрам как «представление о природе человека» и «синергия», однако более низкие по шкалам «компетентность во времени», «поддержка», «гибкость поведения», «сензитивность к себе», «спонтанность», «самоуважение», «самопринятие», «контактность» и «принятие агрессии».

Эти данные, на первый взгляд, свидетельствуют, что верующие в меньшей степени, чем неверующие реализуют свои таланты, способности, личностный потенциал. Однако они могут быть поняты и иначе. Различия концепций человека в христианстве и в гуманистической психологии приводят к разным целям духовного воспитания и проявляется в разных системах ценностей. Как следствие, социокультурные образцы верующего человека и человека в гуманистической интерпретации весьма различаются, что отражает пресуппозиции авторов методики САТ. Мировоззренческая однозначность и оценочность  этой методики не позволяют с ее помощью осуществлять достаточно достоверное сопоставление указанных групп в интересующей нас перспективе [2, c.236] (табл.1).

Таблица 1.

Сравнительная таблица эмпирических данных по методике САТ

Шкала

X(ср)

Y(ср)

t(эмп)

Компетентности во времени

6

8,625

3,0123**

Поддержки

39,0909

50,5625

3,2119**

Ценностных ориентаций

11,0909

11,5625

0,4502

Гибкости поведения

10,6364

13,6875

2,6142*

Сензитивности к себе

4

6,4375

3,2105**

Спонтанности

5,4545

7,0625

2,36*

Самоуважения

6,7273

10,25

2,9836**

Самопринятия

8,5455

13,6875

3,7153**

Представлений о природе человека

5,5455

4,3125

2,8658**

Синергии

3,9091

3,125

2,2022*

Принятия агрессии

7

8,8125

2,518*

Контактности

9,0909

11,75

3,0495**

Познавательных потребностей

5,1818

5,0625

1,04

Креативности

6,6364

6,625

0,0129

Примечание: X(ср) – экспериментальная выборка (выраженная религиозность); Y(ср) – контрольная выборка (не  выраженная религиозность).

                      2,060 для P≤ 0,05*

t(кр)=            2,787 для P≤ 0,01**

                      3,725 для P≤ 0,001***

Необходимо уточнить, что упомянутые концептуальные различия проявляются уже на уровне формулировки вопроса – анализ заданий методики показал, что они не всегда ориентированы на мировосприятие верующего человека, опираясь на пресуппозиции гуманистического подхода. Например, в Самоактуализационном Тесте вопрос №3 предлагает варианты: «а. Мне кажется, что человек может прожить свою жизнь так, как ему хочется. б. Мне кажется, что у человека мало шансов прожить свою жизнь так, как ему хочется», вопрос №49: «а. При определении того, что хорошо, а что плохо, для меня важно мнение других людей. б. Я стараюсь сам определить, что хорошо, а что плохо» и вопрос №51: «а. Меня постоянно волнует проблема самоусовершенствования. б. Меня мало волнует проблема самоусовершенствования». Подобные формулировки неприемлемы для религиозного человека,  известно, что в христианстве жизнь человека и его воля соизмеряется с Божьей волей, личность которого и является носителем абсолютных ценностей (правды, истины, красоты), поэтому Божья воля принимается  верующими, как правило, с радостью.  «Плохое» же и «хорошее» определено самим Богом, а не «мнением» своим или других людей, соответственно самоусовершенствование осмысливается в ином ключе, скорее как цель обрести жизнь во Христе, следуя заповедям.

Это исследование обнаружило, в то же время, очевидность связи между склонностью личности к религиозному мироощущению и рядом других личностных характеристик, в том числе, например, с восприятием устройства окружающего мира, себя, других людей и т.п. Это позволило с большей уверенностью предположить факт влияния религиозного мировоззрения  на ценностно-мотивационную, смысловую сферы личности. В исследовании, предпринятом нами для уточнения особенностей влияния религии на личность, отличий на личностном уровне прихожан от невоцерковленных, приняло участие на добровольной основе 36 человек. В экспериментальную группу вошли 22 молодых человека (юноши  и девушки), посещающие приход Знаменского Храма г. Новосибирска. Они участвовали в эксперименте с одобрения настоятеля храма. В контрольную группу вошло 14 молодых людей, практически не посещающих какой-либо храм.

Применялись следующие методики: «Диагностика парциальных позиций интернальности - экстернальности личности» Е.Ф. Бажина и др., «Определение жизненных ценностей личности (Must–тест)» П. Н. Иванова, Е. Ф. Колобовой, «Диагностика полимотивационных тенденций в «Я-концепции» личности» С. М. Петровой, «Ценностный опросник» С. Шварца. Результаты проверены на нормальность распределения и обработаны при помощи t-критерия Стьюдента, F-критерия Фишера и φ*-критерия Фишера.

Данные методики диагностики интернальности - экстернальности позволили нам скорректировать полученные ранее материалы по шкале интернальности в методике САТ. Так, значимые различия здесь были получены только по шкалам общей интернальности и интернальности неудач. Это в целом соответствует религиозным представлениям о подвластности всего сущего Божьей Воле и ответственности человека за собственные греховные поступки, и в то же время, четко очерчивает сферу расхождений, поскольку по другим шкалам различий не имеется (табл.2).

Таблица 2.

Сравнительная таблица эмпирических данных по методике диагностики парциальных позиций интернальности - экстернальности личности

Шкала

X(ср)

Y(ср)

F(эмп)

Общая интернальность

34,7273

37,3571

3,8657**

Интернальность достижений

9,6364

9,6429

1,7991

Интернальность неудач

9,8182

7,9286

3,6766**

Интернальность в семейных отношениях

6,7273

4,3571

1,568

Интернальность производственных отношений

7,0455

7,5714

1,6894

Интернальность межличностных отношений

2,9091

2

1,585

Интернальность в отношении здоровья-болезни

3,1818

3,5714

1,042

Примечание: X(ср) – экспериментальная выборка (выраженная религиозность); Y(ср) – контрольная выборка (не выраженная религиозность).

                     2,25 для P≤ 0,05*

F(кр)=         

                     3,17 для P≤ 0,01**                    

Данные по методикам, исследующим ценностную и мотивационные сферы, как и предполагалось, содержат значительное количество различий. Анализ методики С. М. Петровой позволил выявить достоверные различия по следующим параметрам: по шкалам акизитивной (материальной), познавательной, нравственной мотивации результаты выше у представителей экспериментальной, а по показателям мотивации позитивного отношения к людям и эгоцентрической мотивации – у членов контрольной группы. Отсюда следует, что у воцерковленных выше потребность в познании окружающей действительности, себя. Они более ориентированы на соблюдение нравственных норм, желают жить по правде, совести. Для нерелигиозных же в большей мере свойственна ориентация на материальный успех, благополучие. Большее значение они придают деньгам; они также более ориентированы на себя, предпочитают думать о себе. В то же время для них характерно хорошее, положительное отношение к людям, вера в доброту людей (см.табл.3).

Таблица 3.

Сравнительная таблица достоверных различий эмпирических данных по методике диагностики полимотивационных тенденций в «Я-концепции» личности

Шкала

X(ср)

Y(ср)

φ *(эмп) для 1 и 15, t(эмп) для 5 и 12,  F(эмп) для 8

1)      акизитивная мотивация

1,9091

1,6429

1,9539**

5)познавательная мотивация

1,7273

1,1429

3,1398**

8)нравственная мотивация

1,1818

1,0714

2,7354*

12)мотивация позитивного отношения к людям

1,3182

1,7143

2,177*

15)эгоцентрическая  мотивация

0,5909

0,9286

2,4862*

Примечание: X(ср) – экспериментальная выборка (выраженная религиозность); Y(ср) – контрольная выборка (не выраженная религиозность).

                 2,060 для P≤ 0,05*                            2,81 для P≤ 0,05*

t(кр)=       2,787 для P≤ 0,01**      φ *(кр)=       2,31 для P≤ 0,01**

                 3,725 для P≤ 0,001***                      1,64 для P≤ 0,001***

                  2,25 для P≤ 0,05*

F(кр)=       3,17 для P≤ 0,01** 

Значительны и различия по результатам методики ценностных ориентаций. Так, ценности, занявшие верхние позиции у прихожан – «Духовная жизнь», «Верующий», «Честный» находятся у членов контрольной группы соответственно на 27, 29 и 18 местах. Предпочитаемые ценности нерелигиозных людей – «целеустремленный», «здоровый», «смысл жизни» получили у религиозных 24, 44 и 6 позиции. Отметим, что расхождения не абсолютны: ценность «безопасность семьи и близких людей», например, находится на 2 и 3 местах у представителей экспериментальной и контрольной групп. Несколько более мягкая ситуация наблюдается в отвергаемых ценностях – получившие минимальное предпочтение у членов экспериментальной группы шкалы «новизна», «наслаждающийся», «заботящийся о своей репутации» заняли соответственно 66, 55 и 65 позиции в списках ценностей испытуемых контрольной группы. А менее значимые для нерелигиозных варианты «подчиняющийся обстоятельствам», «равнодушие к мирским заботам», принимающий свою участь, «самоограничение» находятся у прихожан на 61, 52, 43 и 34 местах. Такая же ценность как «власть» находится довольно низко у членов обеих групп – 75 и 70 места у представителей религиозной и нерелигиозной групп.

Отличаются и составленные по результатам Must–теста списки жизненных ценностей. У представителей экспериментальной группы доминируют ценности  «привязанность и любовь» и «богатая духовная жизнь». У испытуемых же с низким уровнем религиозности преобладающими стали ценности «личностный рост», «межличностные контакты и общение», «безопасность и защищенность». Большее значение имеет также ценность «материальный успех» у членов контрольной группы по сравнению с предпочтениями испытуемых экспериментальной группы.

Таким образом, исследование позволило установить различия между особенностями религиозной и нерелигиозной личности, которые связаны не столько с уровнем ее совершенства в  контексте  образа самоактуализатора, представленного в трудах гуманистических психологов, сколько с различиями в системе ценностей, на которые они ориентируются. 

Полученные результаты свидетельствуют, что ценностно-нравственная и мотивационная сферы в значительной мере развиваются в соответствии с ориентирами, задаваемыми религиозным мировосприятием. Религиозному человеку в большей мере свойственны стремление к духовности, единству с Божественным, высокой нравственности, любви, в то время как для нерелигиозных на первый план выходят развитие личностных качеств, целеустремленность, собственные достижения, здоровье.

Неоднозначными являются результаты методики диагностики полимотивационных тенденций, согласно которым у религиозных людей наблюдается менее позитивное отношение к людям, что противоречит данным по сходной шкале методики САТ. Относительно этого можно сказать, что в методике С.М. Петровой речь в большей степени идет о восприятии не столько самого человека, сколько окружающего общества. Можно предположить, что именно современная социальная ситуация, вступающая в противоречие с христианской моралью, вызывает негативное отношение религиозного человека. Также это может быть связано с более критичным отношением к человеку в связи с понятием о греховности и необходимости блюсти себя.

Так или иначе, наше исследование позволило вскрыть некоторые особенности религиозной личности, подтвердив на данном уровне исследования рабочую гипотезу о тесной связи религии с ценностно-нравственной, смысловой, духовной сферами человека. Выявленные особенности подтверждают существующее понимание религии как основного источника нравственных ориентаций, моральных идеалов, а также позволяет прибегнуть к  опыту религиозного для преодоления существующего кризиса духовности. С другой стороны, необходимо заметить, что данный путь не является единственным, поскольку существуют также и различные светские концепции ценностно-нравственного совершенствования личности. Тем не менее, каждый подход реализуется в соответствии со своими глубинными особенностями, его влияние на личностные качества специфично и формирует различные личностные модели. Здесь, скорее, личным делом каждого является выбор наиболее подходящей для него модели, если же говорить о государственном уровне – этот выбор с неизбежностью будет обусловлен  потребностями самого государства.

Второй аспект настоящего исследования ставит вопрос о правомерности применения диагностических личностных методик, разработанных внутри одной исследовательской парадигмы, для исследований, проводимых в ином контексте. Обнаруженные противоречия в существующих концепциях личности, трактовках влияния религии на человека, а также неоднозначность экспериментальных данных, возникающих, в том числе, вследствие влияния мировоззрения автора на содержание методики, свидетельствуют о  необходимости дальнейших исследований, направленных на сопоставление образа человека в различных психологических и культуральных подходах.

ЛИТЕРАТУРА

1.Большунова, Н.Я. Субъектность как социокультурное явление / Н.Я. Большунова. – Новосибирск: НГПУ, 2005. - 324с.

2.Донцов, А.В. Религиозность и ее связь с самоактуализацией как качеством личности / А.В. Донцов // Социокультурные проблемы современного человека: материалы III международной научно-практической конференции (22-26 апреля 2008г.). Ч.II. – Новосибирск: Изд. НГПУ, 2009. – С.233-240

3.Маслоу, А. Мотивация и личность / А. Маслоу – 3-е изд. – СПб.: Питер, 2006. – 352 с.

4. Маслоу, А. По направлению к психологии бытия. Религии, ценности и пик-переживания / А. Маслоу / Пер. с англ. - М.: Эксмо, 2002г. - 272 с.

 
knopka up

 

Joomla SEF URLs by Artio