Заказ обратного звонка

В настоящее время наш рабочий день закончен. Оставьте свой телефон и мы перезвоним в удобное для вас время!

Заказ обратного звонка

Ваша заявка принята. Ожидайте звонка.

Публикации, материалы экзистенциальных конференций

ОБРАЗОВАННОСТЬ В КОНТЕКСТЕ ИССЛЕДОВАНИЯ

ДИНАМИКИ СОЗНАНИЯ

Н.В.Марьясова

На пороге XX и XXI вв. человечество вступило в исторически новое состояние, когда главным ресурсом развития становится человек, его образованность и профессиональная компетентность, нравственные и волевые качества (В.П. Борисенков). В настоящее время в России существует проблема определения установок культурного и социального реформирования, поскольку, будучи сформированными в общественном сознании, они имеют устойчивый характер, проецируются в будущие модели, репрезентируются в индивидуальном сознании (М.К. Мамардашвили). Внимание уделяется вопросам о личностных и субъективных детерминантах перспективной успешности (А.Н. Леонтьев, Л.И. Божович), о структуре и динамике мотивационно-потребностной сферы личности в процессе образования (А.А. Вербицкий, Н.А. Бакшаева), личностной активности (А.Н. Леонтьев, Д.Б. Эльконин, В.В. Давыдов, Л.Ф. Обухова, В.И. Слободчиков), о системе ценностных ориентаций субъектов образования (В. Добрынина, Т. Кухтевич), о профессиональном сознании будущих специалистов (Г.В. Акопов).

Пути изменения образования предлагаются в работах С.Д. Смирнова, Г.М. Буякас и др.

Отечественными и зарубежными авторами подчеркиваются высокая значимость представлений в жизни человека, их регулятивная функция по отношению к восприятию действительности и поведению (Л. Леви-Брюль, С. Московичи, Дж. Абрик, А. Ребер, В.Н. Мясищев, Б.Г. Ананьев, Д.А. Чарквиани и др.). Культурные и социальные формы человеческого бытия самореферентны: их явным или неявным основанием служит представление себя (С. Ячин). При этом в русле современной постклассической науки на первое место выходит познание сделанным (М.К. Мамардашвили), то есть изучение социокультурной реальности через сформированные ею «третьи вещи», путем анализа категорий сознания человека, отражающего в той или иной степени полноты окружающий его мир. Изучаются представления об образованности, которые рассматриваются как отражение в сознании человека результативной стороны образования, играющей регулятивную роль (С.Л. Ивашевский, Л.И. Стог, О.Ф. Шихова).

В связи с этим рассмотрим представления об образованности как системном психологическом новообразовании сознания. Проблема формирования новообразований в процессе ведущей деятельности и под влиянием социальной ситуации развития широко рассматривается в отечественной психологии (Л.С. Выготский, П.П. Блонский, Д.Б. Эльконин, А.Н. Леонтьев, Л.И. Божович и др.). Однако период изучения ограничивается рамками от рождения до 18 лет. Более поздние новообразования в литературе представлены недостаточно, так как исследование в контексте характеристик ведущей деятельности ограничивается работами школы Д.Б. Эльконина. Сравнение представлений людей, принадлежащих к разным культурам, обусловлено положением о функциональном происхождении новообразований в сфере сознания и психики в целом (С.Л. Новоселова, Б.Д. Эльконин), то есть динамика представлений определяется социокультурными условиями, проецирующими своеобразие в реализации деятельности. Сознание человека – одна из наиболее важных и в то же время наименее исследованных проблем современной психологии, философии и ряда других наук. На важность изучения феномена сознания, его структуры, содержания, функций указывают Л.С. Выготский, А.Н. Леонтьев, Б.Г. Ананьев, М.К. Мамардашвили, В.П. Зинченко. Глубочайшей тайной психологической науки является сознание, и на сегодняшний день не определено даже направление, в котором следует искать ключи от этой тайны. В психологии отсутствуют феноменология и теория сознания. При этом в философской и собственно психологической литературе представлено значительное количество гипотез и теорий сознания, зачастую противоречащих друг другу.

Из всего многообразия теоретических подходов к изучению сознания интерес представляют те из них, в которых подчеркиваются социальный характер индивидуального сознания, его открытость для приобретения нового опыта и возможность развития. В первую очередь это теории отечественных психологов, выполненные в русле диалектического материализма (Л.С. Выготский, А.Н. Леонтьев, С.Л. Рубинштейн, В.П. Зинченко и др.), а также представителей французской психологической и социологической школ (Л. Леви-Брюль, С. Московичи и др.). Так, С.Л. Рубинштейн отмечал, что основным, ведущим, определяющим является общее отношение к окружающему, характеризующее личность, ее сознание в целом. У Б.Г. Ананьева сознание становится совокупностью субъективных отношений человека к природе, обществу, людям и самому себе. В.И. Слободчиков и Е.И Исаев полагают, что сознание как совокупность отношений к действительности является только одним из уровней сознания, а именно – самосознанием. Исследователь В.М. Аллахвердов говорит о неправомерности рассмотрения сознания как системы отношений.

Сознание – высшая форма психического отражения, присущая человеку как общественно-историческому существу, выступает как сложная система, способная к развитию и саморазвитию, несущая в своих структурах присвоенный субъектом общественный опыт, моделирующая мир и преобразующая его в деятельности. Идея о социальной детерминированности сознания нашла отражение в работах Л.С. Выготского, А.Н. Леонтьева, С.Л. Рубинштейна, К.К. Платонова, Б.Г. Ананьева, Л.С. Мухиной, В.И. Слободчикова, М.И. Лисиной. Она прошла путь от декларирования идеологических постулатов до попыток определения глубинных механизмов взаимодействия социальной природной и знаково-символической реальностей внешнего мира с индивидуальным сознанием человека, механизмов их взаимозависимости и взаимного обусловливания. Для понимания социальной сущности сознания имеют место представления Л.С. Выготского о двух формах существования высших психических функций (внешней и внутренней) и механизме интериоризации, С.Л. Рубинштейна о воздействии внешнего через внутреннее, Б.Г. Ананьева о превращении человека из объекта социального воздействия в активного субъекта деятельности, в процессе осуществления которой изменяется и социальная среда. Согласно данным положениям, общественное (социальное) не просто отражается в индивидуальном сознании, но и усваивается им, преломляясь через ранее сформировавшиеся структуры и содержания.

В качестве одного из важнейших факторов (механизмов) социальной детерминации индивидуального сознания Б.Г. Ананьев называет воспитание (и воспитанность как результат (эффект) воспитания). Он отмечает, что каждый индивид вместе со своим поколением, прежде всего «усваивает» продукты общественного развития: определенные духовные ценности класса и эпохи, образующие путем интериоризации его внутренний мир. Таким образом, сознание можно рассматривать как функцию, атрибут социальных систем, выводить его содержание и формы из переплетения и дифференциации связей системы. В соответствии с пониманием социальной природы сознания советскими учеными и идеологами неоднократно поднимался вопрос о возможности его формирования в заданном направлении, в частности, о возможности создания нового типа человека, соответствующего всем требованиям государственной системы. По этому поводу М. Хайдеггер писал, что обезличивание человека, превращение его в функциональную единицу общества происходит в результате растворения человеческой сущности в отчужденных общественных нормах поведения и образа мыслей. Смена общественно-политического строя в конце ХХ века повлекла за собой появление идей нового сознания и мышления, свободного от гнета устаревшей идеологии. Вопрос о новом сознании ставится как применительно к обществу в целом, так и применительно к различным сферам социальной реальности, в первую очередь – применительно к системе образования. Речь идет преимущественно о целенаправленной социализации, в то время как на уровне стихийной социализации («уличного» обучения и воспитания, масс-медиа, поп-культуры, рекламных лозунгов, упрощающих образ мира) зачастую пропагандируются прямо противоположные идеи. В то же время большинство авторов согласны с тем, что процесс изменения сознания требует длительного времени и осуществляется в результате воздействия всей совокупности природных и социальных факторов.

По словам В.П. Зинченко, И.Б. Моргунова, изучая сознание человека, необходимо разграничивать осознанность (сознательность) психических процессов и собственно сознание как реальность, обладающую онтологическим статусом. Рассмотрение сознания как самостоятельной реальности позволяет говорить о его структуре, содержании, характеристиках, формах, функциях. Наибольший интерес представляют структура и содержание сознания.

В отечественной и зарубежной литературе представлено значительное количество понятий, используемых для обозначения содержания сознания. В качестве содержания сознания в литературе называют систему значений (Л.С. Выготский), систему значений и личностных смыслов (А.Н. Леонтьев), представлений человека (С. Московичи), систему понятий, ментальность или ментальное пространство (Б.М. Величковский), категориальные структуры сознания (В.Ф. Петренко), личностные конструкты (Дж. Келли), картину мира, образ мира (А.Н. Леонтьев, С.Д. Смирнов), мировоззрение (Л.И. Божович). Названные элементы содержания сознания фигурируют в рамках различных теорий, обладая зачастую схожими содержанием и структурой. Так, в рамках деятельностного подхода максимально широким по объему понятием, относимым к содержанию сознания, является «образ мира», а в теории социального познания С. Московичи – социальные представления. Оба понятия отражают системные признаки содержательной стороны сознания.

Традиция изучения представлений как социальных феноменов восходит к французской социологической школе, которая впервые поставила вопрос о социальности как системообразующем факторе психики. Э. Дюркгейм сформулировал понятие коллективных представлений как глубинной, можно даже сказать, бессознательной матрицы наших верований, знаний, языка. Л. Леви-Брюль отмечал, что коллективные представления могут распознаваться по ряду признаков, присущих всем членам группы. Они передаются в ней из поколения в поколение, они навязываются в ней отдельным личностям, пробуждая в них, сообразно обстоятельствам, чувства страха, уважения, поклонения в отношении своих объектов, они не зависят в своем бытии от отдельной личности. Коллективные представления являются социальными фактами, выражением которых они служат. Концепция Л. Леви-Брюля получила резкую критику со стороны С.Л. Рубинштейна, отмечавшего, что для Леви-Брюля социальность сводится к идеологии. Подобные критические замечания в адрес теории Л. Леви-Брюля присутствуют и у Л.С. Выготского.

Идея о коллективных представлениях дала значительный импульс в развитии теорий языка и его общественного происхождения. По мнению С. Московичи место коллективных представлений в современном обществе приобретают социальные представления, которые включают в себя любые формы убеждений, идеологических взглядов, знаний, включая науку, и соответствуют отношениям, установившимся в обществе между людьми, и специфическим формам взаимодействия между ними. Социальные представления в наибольшей степени соответствуют здравому смыслу (социальному смыслу по Х. Бергсону) и folk-science (популярной науке). Скрытые от ясного осознания представления выражаются в содержании ментальности и в символическом поведении.

Социальные представления составляют нашу способность воспринимать, делать выводы, понимать, вспоминать, чтобы придавать смысл вещам или объяснять личностную ситуацию. Это теории и когнитивные системы с собственной логикой и языком, способы мышления, которые люди вырабатывают посредством коммуникации для объяснения различных объектов или явлений. С помощью социальных представлений субъекты интерпретируют явления окружающего мира, придают смысл неизвестному объекту, событию, феномену, делая его понятным, вписывая его в имеющуюся систему координат. Социальное представление включает в себя информацию, убеждения, мнения, образы, установки в отношении объекта представления. Эти составляющие, будучи организованными и структурированными, образуют определенный тип когнитивной системы. В представлении возможно выделение ядра, придающего смысл и ценность представлению, и периферии, образующей основу контекста представления, обеспечивающую его функционирование и динамику. Исследования социальных представлений распространены в европейской психологической традиции, в то время как отечественные исследования стали появляться в последние семь лет; они носят преимущественно прикладной характер. В ряде работ намечаются попытки одновременного использования культурно-исторической концепции Л.С. Выготского, деятельностного подхода А.Н. Леонтьева и С.Л. Рубинштейна, а также и теории социальных представлений С. Московичи.

В отечественной психологической литературе распространено использование термина «представление» для обозначения познавательного процесса, состоящего в воссоздании образа объекта на основе припоминания или активного воображения, а также для обозначения продукта, возникающего в этом процессе; именно такое значение отражено в психологических словарях. Наиболее близким к понятию «социальные представления» в российской психологической традиции является понятие «образ мира». Одной из первых на возможность сопоставления названных понятий указала Г.М. Андреева, подчеркивая при этом их принципиальную нетождественность. В то же время А. Обухов считает данные понятия синонимами, трактуя образ мира как систему представлений человека.

Понятие «образ мира» было введено в научный обиход А.Н. Леонтьевым для обозначения отражения мира в сознании человека, непосредственно включенного во взаимодействие человека и мира. Оно получило глубокую разработку в трудах С.Д. Смирнова, В.В. Петухова, В.П. Серкина, Е.Ю. Артемьевой, А. Обухова, Е.А. Климова. Основой образа мира является обобщенная и структурированная система значений, отражающих объективные внутрисистемные связи объективного предметного мира. Как отмечает С.Д. Смирнов, уровень символической знаковой репрезентации мира формируется в индивидуальной психике субъекта на основе усвоения системы общественно выработанных значений, закрепленных в языке, предметах культуры, нормах и эталонах деятельности. Система этих значений и образует отраженное пространство деятельностей человека в реальном мире, которые строятся по законам этого мира, а не произвольно конструируются субъектом. Второй составляющей образа мира является личностный смысл значение для меня. Образ мира определяется не только пространственно-временными характеристиками реальности, но и значением для субъекта того, что отражается. Образ мира является системным образованием, социальным по своему происхождению. Важнейшей характеристикой образа мира, по мнению С.Д. Смирнова, является его деятельностная и социальная природа. Он входит в качестве подсистемы в системы более высокого уровня: сознание и систему актуальных деятельностей человека.

Образ мира выступает как основа для формулирования познавательных гипотез, носит выраженный прогностический характер, является фундаментальным условием психической жизни субъекта и может быть определен как субъективная прогностическая модель будущего. Даруя познанные связи предметного мира, он определяет в свою очередь восприятие мира. Таким образом, функция образа мира совпадает с функцией социальных представлений человека. Образ мира обладает активностью и постоянно модифицируется в процессе жизни человека. Образ мира всегда изменяется как целостная система, следовательно, любое воздействие приводит к изменению всего образа мира. Движущей силой развития образа мира является реализуемая субъектом деятельность. При этом схема функционирования образа мира должна рассматриваться как схема информационно-целевого обслуживания системы деятельности субъекта. Образ мира, специфичный для человека, формируется в процессе социализации, в ходе освоения деятельности и общения.

Как отмечает А. Обухов, субъективный образ мира имеет базовую, инвариантную часть, общую для всех ее носителей, и вариативную, отражающую уникальный жизненный опыт субъекта. Инвариантная часть формируется в контексте культуры, отражая ее систему значений и смыслов. Следовательно, в образе мира отражаются языковые, культурные, религиозные и другие особенности того социума, в котором происходит развитие человека. Проведенный анализ позволяет говорить о принципиальной сопоставимости понятий «социальные представления» и «образ мира». В теории социальных представлений отражен преимущественно социальный аспект содержания сознания, процесс приобретения этого содержания. В отечественной психологии основной акцент ставится на структуру образа мира, его локализацию в индивидуальном сознании. Близким по смыслу к отдельным социальным представлениям являются значения слов как отражения общественно-исторического опыта, а систему представлений следует соотносить с образом мира. Системообразующим фактором системы представлений выступает ментальность той группы, нации, к которой принадлежит человек. Ментальное пространство как система представлений есть построение некоего субъекта или группы субъектов как коллективного творца. У В.Ф.

Петренко можно выделить четыре компонента системы представлений человека:

1) общечеловеческие представления;

2) общекультурные представления;

3) групповые представления (например, профессиональные стереотипы);

4) индивидуальные представления (личностные конструкты в терминологии Дж. Келли).

Все компоненты образуют категориальную сетку, через призму которой человек ориентируется в окружающей действительности. Эта система не обязательно эксплицирована в словесных понятиях, но может быть задана в системе образов, правил поведения. Исследователи А. Стеценко, Т. Литтл, Г. Оттинген, П. Балтес, анализируя работы, посвященные представлениям школьников о собственной учебной деятельности, говорят о трех типах данных представлений, родственных структурным компонентам учебной деятельности. Это представления о доступности средств, представления о достижимости некоторой цели, представления об опосредованности достижения цели некоторыми средствами.

И.С. Кон выделяет характеристики «образа Я», которые, на наш взгляд, могут рассматриваться как критерии сформированности всей системы представлений человека (а не только представлений в сфере самосознания):

1) когнитивная сложность и дифференцированность – число и характер осознаваемых человеком собственных качеств;

2) степень выраженности и конкретный состав образа «Я» (забота о душе, теле);

3) степень внутренней цельности образа «Я»; 4) степень устойчивости образа «Я» во времени.

Помимо указанных исследований, в которых термин «социальные представления» употребляется в изначальном (научном) смысле, существует множество работ, в которых термин «представление» употребляется как синоним следующим понятиям: «установка», «аттитюд», «отношение», «система значений», «опыт» (или его отражение в психике человека). Таким образом необходимо различать, с одной стороны (когнитивной), понятия «представления», «образ мира» и «ментальность», а с другой (поведенческой), – понятия «представления», «отношения», «аттитюды».

Общим для всех подходов является подчеркивание высокой значимости социальных представлений в жизни человека, их системный характер. Как отечественными, так и зарубежными авторами отмечается важность системы представлений (опыта, социальных установок) для регуляции повседневной жизни человека. Именно социальные установки регулируют социальную активность личности, они выполняют нормативную функцию, ибо в них отображено стремление человека вести себя согласно нормам и ценностям, усвоенным в процессе социализации. В.М. Аллахвердов отмечает, что содержанием индивидуального сознания являются субъективные представления реальности, выступающие регулятором поведения и деятельности человека. По его словам, субъективные представления о реальности действенны, если люди в них верят, т. е. принимают за реальность и на этом основании выстраивают свою деятельность. В качестве критерия соответствия субъективных представлений человека реальности, учёный называет успешность целенаправленной деятельности человека на основе этих представлений. В. Добрынина и Т. Кухтевич рассматривают социальные представления, существующие в социуме и первоначально являющиеся внешними по отношению к индивидуальному сознанию человека, в качестве факторов вторичной социализации, влияющих на сознание учащейся молодежи. А Б.Г. Ананьев, Н.А. Лопарева считают представления о людях образцами, регулирующими действия людей в процессе общения. С.В. Максимов говорит о влиянии представлений человека о себе (нерефлексивных) и о других (рефлексивных) на процессы межличностных отношений и взаимодействий.

М.К. Мамардашвили особое внимание уделяет регулирующей роли представлений – «третьих вещей», артефактов, формирующихся в сознании субъекта под воздействием социокультурной реальности. По мнению М.К. Мамардашвили, именно эти «превращенные формы» определяют способ мировосприятия человека и русло его деятельности.

Таким образом, система представлений человека определяет не только то, как субъект интерпретирует, но и то, в каком ключе он воздействует на окружающий мир и определяет свое место в нем. Изучая систему представлений человека, можно выявить, какие социально-культурные феномены осмысливаются им, определяют его поведение. Как отмечает И.Б. Бовина, поиск путей изменения поведения неизбежно лежит через изучение аттитюдов и представлений, ориентирующих, оправдывающих те или иные действия субъекта в определенной сфере деятельности, в различных жизненных ситуациях. Система представлений личности формируется как результат восприятия, интерпретации, структурирования опыта жизни конкретного человека в конкретных социально-культурных условиях. Соответственно содержание опыта включает значения, приписываемые явлениям, событиям, предметам, а также смыслы, являющиеся их производными и одновременно основой оценивающих эмоций и человеческих мотиваций. Это также взгляды и убеждения, создающие мифы, а также оценки и ценности. Система представлений человека как содержание и форма существования индивидуального сознания, на наш взгляд, может и должна быть соотнесена со структурой индивидуального сознания. В этом случае возможно всестороннее, систематическое изучение рассматриваемого феномена.

Структура сознания – это тот каркас, те уровни или блоки, которые гипотетически присутствуют в сознании любого отдельно взятого человека, но в процессе индивидуальной жизни заполняются уникальным содержанием, отражающим социальный опыт. При этом из структуры должны быть выводимы важнейшие функции и свойства сознания. В отечественной психологии первенство в разработке структуры сознания принадлежит Л.С. Выготскому, выделившему два аспекта структуры сознания: 1) системное строение – сложная совокупность отношений отдельных функций между собой, специфичная для каждой возрастной ступени; 2) смысловое строение сознания – характер обобщений, посредством которых совершается осмысление человеком мира. Фактически во втором случае речь идет о различных уровнях развития понятий, лежащих в основе системы значений. Сознание понимается Л.С. Выготским как система высших психических функций, формирующихся посредством особых психических орудий – слова и знака.

Идея смыслового строения сознания была развита А.Н. Леонтьевым и представлена в виде выделения трех образующих (подструктур) сознания: значения, смысла и чувственной ткани образа. Как отмечает автор, системный анализ сознания требует исследовать образующие сознания со стороны той функции, которую каждое из них выполняет в процессах презентирования (представленности) субъекту картины мира. Модель структуры сознания, предложенная А.Н. Леонтьевым, была расширена и доработана в исследованиях В.П. Зинченко (двухуровневая структура сознания) и, позднее, Ф.Е. Василюком (модель «психосемантического тетраэдра»). В обоих исследованиях были существенно расширены представления о чувственной ткани сознания. К названным А.Н. Леонтьевым составляющим сознания В.П. Зинченко добавил биодинамическую ткань движения и действия, близкую понятию «живое движение», выделенному ранее Н.А. Бернштейном. Как отмечает В.П. Зинченко, при добавлении к числу образующих сознания биодинамической ткани мы получаем двухслойную, или двухуровневую, структуру сознания. Бытийный слой образуют биодинамическая ткань живого движения и действия, а также и чувственная ткань образа. Рефлексивный слой образуют значение и смысл экзистенциального осмысления жизни.

ЛИТЕРАТУРА

  1. Ананьев, Б.Г. Человек как предмет познания [Текст] / Отв. ред. А.В. Брушлинский. – М., 2000.
  2. Бодалев, А.А. Концепция А.Н. Леонтьева о формировании личности и ее значение для моделирования системы образования [Текст] // Мир психологии. – 2003. – №2. – С. 135-139.
  3. Гальперин, П.Я. Формирование умственных действий [Текст] // Познавательные психические процессы / сост. и общая редакция А.Г. Маклакова. – СПб., 2001.
  4. Фельдштейн, Д.И. Приоритетные направления развития психологических исследований в области образования и самообразования человека [Текст] // Вопросы психологии. – 2003. – № 6. – С. 7-16.
 
 
knopka up